03:42 

Том 1 - Глава 9: Двойная героиня – Том о девушке со шрамом (Часть 1)

Demi Ry



Давайте вернёмся в недалёкое прошлое.

В то время, когда Микадо и Анри шли в кафе, одна из “шахматных фигур” начала своё движение по улицам.



Фармацевтика Ягири. Исследовательский центр.

В конференц-зале шестого научно-исследовательского центра послышался звук сильного удара.

- Говоришь, она убежала… объяснись!

Кулак Ягири Намие врезался в стол, опрокинув кружку с кофе. Напиток тут же начал растекаться по поверхности стола. Свежесваренный кофе оставлял ожоги на руках Намие, но она даже не вздрогнула, и только её кулак дрожал от ярости и тревоги.

- Если полиция узнает об “этом”, нам конец!

Она обвела пламенным и беспокойным взглядом своих подчинённых.

- Значит, она только притворялась хорошей. А на самом деле, всё это время просто искала возможность для побега…

Она крепко закусила губу, пытаясь подавить свой гнев, в результате чего губы окрасились в красный цвет - более тёмный, чем её помада.

- … Забудь, направь всех свободных людей на её поиски. И не нужно сейчас сдерживаться, просто сделайте всё, чтобы её найти. Если возникнут проблемы, сами о них позаботитесь.

- Нужно ли избегать ранения цели? – спокойно спросил один из подчинённых, стоящий рядом с Намие.

Немного подумав, она ответила чистым и ясным голосом:

- Жаль конечно… но раз уж до этого дошло, меня не волнует, если она умрёт. Просто верни её сюда.

♂♀


Взглянув на вертикальное здание исследовательского центра своей сестры, Ягири Сейджи глубоко вздохнул.

«А, так это любовь… любовь заставляет терять контроль».

Пять лет назад, Сейджи впервые встретил “её”. Будучи только десятилетним ребёнком, под “руководством” своей сестры, он был посвящён в дядину “тайну”.

“Она” находилась в стеклянной банке, и выглядела как нечто из тех сказок, которые ему в детстве читали. Словно спящая красавица, в мечтах тоскующая о своём принце. Пусть она и была головой, Сейджи не чувствовал к ней ни малейшего страха или отвращения. Вместо этого, он был полностью околдован её изящным очарованием.

Поскольку Сейджи рос с каждым днём, он начал развивать чувство сознательности. Но эта, так называемая сознательность, полностью определялась “ею”, и его психика постепенно подчинялась мыслям о “ней”.

Однако голова не имела никаких порабощающих намерений, и не испускала в воздух какие-нибудь странные электромагнитные волны или феромоны. Просто она была живая. Юноша - Ягири Сейджи, всего лишь делал всё, что хотел, и, в конце концов, по уши в неё влюбился.

Точно так же, как Ягири Намие гналась за любовью своего брата, её брат искал любви тихой и молчаливой головы.

Именно любовь спровоцировала все его действия.

Когда сестра забрала “её” для исследований, Сейджи подумал: «Я должен позволить ей покинуть эту стеклянную банку. Я собираюсь освободить её. Хочу, чтобы у неё был весь мир».

Сейджи полагал, что это было “её” желанием, и затем, однажды, появилась долгожданная возможность. Он украл карту безопасности своей сестры, ознакомился с маршрутом патрулирования охранников и позаботился о них с помощью электрошока. Сейджи не верил в то, что он делает что-то неправильное. В своём сердце, он только хотел увидеть радость на “её” лице.

Но даже когда он успешно вынес “её” оттуда, “она” всё ещё не открывала глаз.

Голова не отвечала ему взаимностью. Но по мнению Сейджи, это происходило потому что его любовь недостаточно сильна. Он твердил это самому себе, и свято верил в то, что его односторонняя любовь к ней сможет связать их вместе навечно.

«Любовь находят и теряют. Но как можно оставить кого-то, вроде неё?»

Когда он заметил, что его мысли всё больше смахивают на дешевый роман, написанный школьником, Сейджи решительно зашагал в сторону исследовательского центра.

«Сестра сказала оставить всё ей… но как я могу позволить своей “девушке” быть одной? И более того, даже если это было ради исследований, ей, возможно, вскрывали и рассматривали мозг… бедняжка».

Сейджи ворчал об этом, не понимая весь фокус сложившейся ситуации. Он вышел на дорогу, ведущую ко входу в исследовательский центр.

«Знал бы раньше, не дал бы её сестре. Я бы возразил. Я должен сказать сестре и дяде, насколько сильно мы любим друг друга, и когда-нибудь они это поймут. А если не поймут, я просто сбегу вместе с ней».

Его позиция была весьма сомнительной, как если бы аристократ влюбился в бедную девушку. Для всех, кто его знал, он казался обычным старшеклассником, живущим своей жизнью. Но если бы они узнали, что его девушкой была голова, погрузившаяся в глубокий сон, они немедленно решили бы, что его поведение бросалось в глаза как довольно необычное.

И, что страшнее, вплоть до сегодняшнего дня, мысли типа “Харима Мика” полностью стёрлись из головы Сейджи. Он убил её, но уже совершенно забыл, как она выглядит, или как звучит её голос. Для него, всё, что он сделал, это избавился от препятствия на пути его любви. Как может парень, живущий ради любви, помнить о каждом устранённом препятствии?

«Всё, что мне нужно сделать, это снова украсть карту сестры и ворваться в научно-исследовательский центр».

Пока Сейджи обдумывал эти опасные вещи, фургон одной компании по очистке выехал из исследовательского центра.

Но Сейджи знал, что это отнюдь не сотрудники компании по очистке. На самом деле они были “подчинёнными” научно-исследовательского центра, “группа захвата”. Людей, которых они похищали, использовали в качестве подопытных в незаконных экспериментах.

И ещё Сейджи знал, что центр нанимал этих подчинённых похищать людей, чтобы проводить исследования над “ней”. После похищения, они экспериментировали на них с её клетками, ДНК, телесной жидкостью. Почему они должны делать все эти экстремальные вещи, которые продолжали разноситься слухами по городу, только из-за самого существования “головы”? Сначала, Сейджи ничего не понимал, но потом он предположил, что это, вероятно, из-за давления компании “Небула”, которая пыталась поглотить Фармацевтику Ягири.

Хоть это и называлось экспериментами над людьми, жестоких действий или убийств там не было. Подопытным лишь вводили дозу анестетиков и поддерживали объект в состоянии искусственной смерти, после чего проводили на нём различные эксперименты для сбора данных. А затем, сделав всё необходимое, бросали объект в парке. Целями похищений были строго те люди, исчезновения которых никто не заметит, даже если они пропадут без вести. К счастью, у нелегалов не было защиты преступного мира или триад. Но ходили слухи, что некоторые из “подчинённых” других подчинённых для достижения своих целей похитили нескольких сбежавших из дома девушек, и торговали ими.

«Они действительно безнравственные ублюдки. На сколько они оценивают человеческую жизнь?»

Сейджи, казалось, забыл о том, что сделал, и с негодованием взглянул на отъезжающий фургон. Затем он увидел, как кто-то карабкается по задней части фургона.

У отчаянно цепляющегося за машину человека был шрам вокруг шеи…

А выше шеи находилась его возлюбленная – дорогая подруга.


♂♀


По главной дороге перед вокзалом беззвучно проехал мотоцикл без фар.

Он ускорился, проезжая мимо отделения полиции, но находящиеся внутри сотрудники не заметили бесшумный мотоцикл. И даже на улице только несколько человек его увидели и оглянулись, посчитав странным факт отсутствия урчания мотора. Мотоцикл миновал станцию и ускорился, сохраняя дистанцию и без каких-либо препятствий. Его владелица была полностью сосредоточена на одном – не допустить того, чтобы её лошадь без фар стала причиной дорожно-транспортного происшествия. Поэтому, собираясь ускориться, она убедилась, что “двигатель ревел”, предупреждая всех вокруг о её присутствии.

Звериный рёв безголовой лошади – Коист Бодхар, был действительно пугающим, и даже сейчас, в форме мотоцикла, он всё ещё оставался таковым. Но иногда встречались странные люди, которым он нравился, и они группировались вместе, чтобы поглазеть на неё. Даллахан всё ещё было немного неудобно от того факта, что в этом месте столько странных людей. Но с течением лет, она, в конечном счете, привыкла свободно перемещаться в этом городе. Незаметно для неё, это сделало её живой “городской легендой”.

Когда у неё не было работы, Селти просто бродила по улицам, как сейчас, в поисках своей головы. Хоть это и было невозможно – найти голову, просто случайно появляясь на улицах. Поэтому, на самом деле она только бессмысленно кружила по городу. Селти очень хорошо это понимала, но просто не могла сидеть, сложа руки, поэтому и бродила по улицам, как сейчас.

После приезда в Японию, сильней всего её удивило то, что она больше не могла чувствовать около себя присутствие демонов, духов и тому подобного. Когда она прогуливалась в парке или у выхода к 60-Стори Стрит, она время от времени ощущала присутствие “чего-то” в деревьях, растущих на обочине, но никогда не встречала ничего такого в физической форме. На своей родине – в Ирландии, она могла ощущать много этих “приятелей”. Попав в такую, как сейчас, ситуацию, она должна была бы обратиться к своему сородичу даллахан за помощью в поисках головы. Но сейчас это было бесполезно. Иммиграционные проверки теперь были намного более строгие, чем двадцать лет назад, и чрезвычайно трудно было бы проникнуть за границу. Сейчас, уехать из Японии без головы невозможно.

Так или иначе, она больше не чувствовала в окружающей среде никаких “сверхъестественных явлений”.

«Это то, что называют человеческим миром? Интересно, в Нью-Йорке и Париже так же? Возможно, в следующий раз мне придётся съездить к лесам в Хатиодзи… нет, может просто поискать в Хоккайдо или Окинаве…»

Хоть она и думала так, но безголовый человек, вроде неё, не сможет пойти куда угодно, тем более без сопровождающего её Шинры. Мест, где люди не относились бы с подозрением к человеку, постоянно носящему шлем, было мучительно мало.

Более того, даже если она захочет покинуть Токио, сначала ей надо будет найти свою голову. Что, если она куда-то уедет, а потом вернётся и обнаружит, что ощущение присутствия её головы исчезло. Это как ставить телегу перед лошадью.

Использовав карту для установления области, в которой она могла чувствовать присутствие головы, она обнаружила, что главным образом зона поиска базировалась в Икебукуро. Но поскольку возможности изучить этот район более подробно не было, она могла только шаг за шагом его обыскивать.

Во время своих поисков, лучшее, что она могла сделать – это разъезжать кругом на мотоцикле, как сейчас. Найдя что-то подозрительное, она искала материал об этом в Интернете. Получив больше информации, она просила Шинру или Изаю проверить её.

И, что очевидно, за все эти двадцать лет, которые она здесь провела, достоверных сведений она так и не нашла.

В глубине души Селти понимала, что сегодняшний день скорей всего будет таким же бесплодным. Тогда она вспомнила о тех словах Шинры:

“Брось это”.

Однако она просто не могла этого сделать. На самом деле, она была довольна своей теперешней жизнью, но чтобы подавить те корчащиеся чувства внутри неё, чтобы действительно достигнуть душевного спокойствия, она должна была вернуть голову.

Светофор показал красный, и мотоцикл бесшумно остановился. И тут она услышала, что кто-то её позвал:

- О, это ты, Селти.

Селти переключила своё внимание и зрение в направлении голоса, где стоял человек в костюме бармена.

Это был мужчина, которого Шинра окрестил как “Самая Нелепо Названная Личность” – Хейвадзима Шизуо*.


*Хейвадзима Шизуо - с яп. "Мирный Остров, Безмятежный Человек".

- Составишь мне компанию ненадолго?

Селти провела двадцать лет в Икебукуро, и знала Шизуо уже довольно давно. Конечно, он понятия не имел о её истинной сущности, и даже её пола не знал, но его это особо и не волновало. Как только вспыхнул зелёный свет, Селти свернула налево – в переулок, и припарковалась.

Рубашка Шизуо в нескольких местах была исполосована ножом, как будто он только что с кем-то подрался.

К сожалению, единственным человеком, который мог оставить столько ножевых отметин на его рубашке, был Орихара Изая. И позже Шизуо подтвердил этот факт:

- Этот ублюдок Изая снова показался в Икебукуро… я почти его уделал, но вмешался Саймон.

Судя по тому, как он с ней разговаривал, можно было ошибочно предположить, что этот человек был верен своему имени, и жил нормальной жизнью. Но это только потому, что Селти не могла говорить.

Шизуо всегда злился в ответ на самые примитивные вопросы. Он легко раздражался от того, что говорили другие, а иногда даже приходил в ярость. Чем больше его путали словами, тем более неблагоразумным он становился. Селти видела однажды, как Шизуо разговаривает с Шинрой. Это было похоже на динамитную шашку на грани взрыва.

Шизуо больше всего ненавидел людей каверзного типа, и его отношения с Орихара Изаей всегда были как у кошки с собакой. Точно так же и Изае не нравились люди, не прислушивающиеся к голосу разума, поэтому они были в состоянии взаимной неприязни.

До переезда Изаи в Синдзюки, эти двое ежедневно устраивали драки на 60-Стори Стрит. Но Саймон всегда их разнимал и тянул в магазин суши, в котором работал, и где заставлял их мириться.

И, непосредственно перед самым переездом в Синдзюки, Изая натворил неприятностей и повесил всё на Шизуо, как прощальный подарок. Очевидно, Изая не допускал промахов, которые могли бы привести полицию к нему.

И с тех пор, соперничество между ними стало таким, в котором нет места для компромисса, и если один из них появлялся на территории другого, столкновение было неизбежно. Но их стычки, как правило, ограничивались только драками, и ничего слишком экстремального, особенно с любезного посредничества Изаи, не случалось. Это просто…

- Я не такой, как Кадота, Юмасаки и остальные. Я всегда один, независимо от того, что делаю. Думаю, Изая такой же. У этого ублюдка, вероятно, нет никого, кого он может назвать другом. Но не то чтобы я хотел быть всё время один. Вообще-то, я действительно хочу общаться с людьми, даже если это всего лишь формальность или что-то ещё.

В то время как Шизуо продолжал ворчать, Селти, которая просто покачивала шлемом, внезапно энергично кивнула.

Бармен в тёмных очках и “тень” в шлеме. В глазах постороннего эта пара показалась бы довольно странной. Но люди на улицах, просто посмотрев на них, проходили мимо, не выказывая никакого особого интереса.

Похоже, Шизуо немного выпил, наверное, в суши-баре у Саймона.

Селти подумала, что будет некрасиво оставить его сейчас одного, и решила послушать его ворчание. Тогда Шизуо внезапно спросил:

- Но… эта блоха, Изая. С чего это он вдруг решил сюда наведаться?

Селти знала ответ. Причиной появления Изаи в Икебукуро являлось его ненормальное хобби. Но даже зная об этом, у Селти возникал собственный вопрос.

«Всё произошедшее вчера и сегодня было довольно странным».

Информационный посредник из Синдзюки не мог целый день ничего не делать. Он даже был готов рискнуть встретиться с Шизуо. Вероятно, у него был другой мотив.

«Это мне напомнило… думаю, я видела этого ублюдка, разговаривающего с каким-то мальчишкой из Райры…»

Внезапно Шизуо оборвал себя на полуслове и повернулся, чтобы посмотреть на возникшее в толпе волнение.

- Что происходит?

Услышав вопрос Шизуо, Селти обратила своё внимание в ту сторону. Несколько шедших по улице человек пристально за кем-то наблюдали. И объектом их любопытства была девочка.

На главной дороге прямо перед ними находилась девочка в пижаме. На вид ей было чуть больше десяти, и она, покачиваясь, шла по скрытой сумраком улице.

Выглядела она так, словно была ранена, или только что сбежала из тяжёлого заключения.

В её нынешнем положении, Селти не хотела привлекать к себе слишком много внимания. Но она волновалась о том, что человеческая жизнь может быть под угрозой, поэтому решила временно отодвинуть свои принципы в сторонку и сосредоточила внимание на состоянии девочки.

В следующий момент увиденное её полностью поразило.

Она всё ещё сохранила смутные воспоминания о лице, отражавшемся в озере и стёклах домов сельских жителей.

Такие же тёмные волосы, как и полночь, слегка покрывавшая её глаза. То самое, сохранившееся в её сердце лицо, находилось на шее одетой в пижаму девушки.

Эмоции Селти внезапно вспыхнули, и, казалось, рвались наружу. Видевшему всё это Шизуо стало интересно, что же всё-таки происходит, и он направился к девушке.

Селти бросилась в сторону хромающей девочки, схватила её за руку и потянула к себе. Девушка задохнулась от дикого ужаса. Она истерически вскрикнула и попыталась отпихнуть от себя руку Селти.

- А… А-А-А-А! НЕ-Е-Е-ЕТ! А-А-А-А-А!

Внимание прохожих остановилось на них двоих, но Селти была слишком перегружена эмоциями, чтобы волноваться ещё и об этом. Она только хотела сказать девушке, что всё, что ей нужно – это хорошенько рассмотреть её лицо. Но в такой ситуации она не могла даже вынуть свой КПК, чтобы ей это объяснить.

- Эй, успокойся. Мы не плохие люди.

Шизуо шагнул в их сторону, пытаясь помочь Селти прояснить недоразумение. Чтобы успокоить девочку, он хотел положить руку ей на плечо. Подумав…

Удар.

Мгновенно что-то пронеслось сквозь его талию. Появилось сильное чувство дискомфорта в области ниже ягодиц и вокруг бедра. В то же время он почувствовал, как смесь прохлады и теплоты просачивается сквозь его брюки.

- Э?..

Шизуо обернулся и увидел юношу в пиджаке, который, нагнувшись, вонзил что-то в его бедро.

Это была одна из тех шариковых ручек, которую можно найти и купить практически везде. При более тщательном изучении он увидел, что сумка подростка была наполовину открыта. Ручка, которой был нанесён удар, вероятно, взята оттуда.

- Э?..

- Пусти её!

Крик подростка заставил Селти развернуться, и когда она заметила произошедший между ними кровавый инцидент, почувствовала себя немного ошарашенной.

Воспользовавшись этой возможностью, девочка в пижаме дёрнулась из рук Селти и отчаянно метнулась в небольшой переулок.

Сначала Селти намеревалась погнаться за ней, но она заставила себя остановиться и повернулась к Шизуо, чьи бёдра были проткнуты двумя шариковыми ручками. Не стоит забывать про юношу в пиджаке позади него, который держал третью ручку.

Окружающие зрители начали шептаться друг с другом, а некоторые из них поспешно отступили. Были люди, которые совершенно не боялись сложившейся ситуации; некоторые делали вид, что ничего не видели и просто проходили мимо; другие даже и не замечали ничего; были и такие, которые выхватывали свои мобильные телефоны, чтобы сделать снимок. Поблизости было два отделения полиции, и все это происходило прямо между ними, на расстоянии приблизительно в триста метров от каждого.

Юноша в пиджаке, всё ещё сжимая в руке третью ручку, краем глаза взглянул на толпу, а затем посмотрел в ту сторону, куда убежала девочка в пижаме, и добавил:

- Хорошо…

Селти это показалось подозрительным, и она уже собиралась допросить его, когда Шизуо вдруг вытянул руку.

Его ладонь остановилась прямо перед её шлемом, и он улыбнулся так, словно ничего и не произошло:

- А, я в порядке. К счастью, я ещё не совсем протрезвел, поэтому мне не так уж и больно. Иди вперёд, всё нормально. Я не понимаю, что происходит, но тебе нужно идти за той девушкой, так?

Затем Шизуо хлопнул себя по щеке и сложил руки в карманы.

- Хе-хе, всегда хотел это сказать: “Иди вперёд, остальное оставь мне!”

Обычно, так говорили когда сталкивались с сильным врагом, но в данном случае более вероятно, что тем, кто может потерять свою жизнь, был этот студент. Несмотря на такие мысли, Селти решила принять помощь Шизуо. Кроме того, что если их схватит полиция? По крайней мере, Шизуо мог быть идентифицирован как жертва, тогда как она понятия не имела, каким образом себя с ними вести.

Селти, сложив вместе ладони, кивнула ему в знак благодарности. После чего уселась на свой мотоцикл и приготовилась последовать за девушкой. В это время из толпы вырвались крики вроде: “Это чёрный мотоциклист!”, “Ты серьёзно?”. И её любимый конь взревел в окутавшей землю ночи, словно с намерением запугать толпу.

- Стой!

Юноша в пиджаке попытался кинуться за ней.

- Нет, ты стой.


Шизуо схватил юношу за шиворот и поднял вверх.

- Та девушка – твоя подружка?

- Да! Она моя родственная душа! – с полной уверенностью ответил подросток – Ягири Сейджи, яростно пытаясь освободиться.

- … Почему она в таком виде?

Шизуо оставался равнодушным, желая услышать ответ.

- Я не знаю!

- Тогда как её зовут?

- Откуда мне знать!

В этот момент толпа, наблюдавшая с расстояния, почувствовала внезапный озноб. Пульсирующий нерв вдруг появился на лице бармена, которое изначально было относительно спокойным. Это заставило температуру окружающей среды упасть до нуля.

В момент, когда все зрители почувствовали внезапный холод, всё тепло в окрестностях было поглощено его яростью – вулкан Хейвадзима собирался извергаться.

URL
   

Ранобэ Durarara!!

главная