Demi Ry
Мусорный контейнер с внушительным грохотом рухнул на землю и откатился к остановке.

- Угх! - застонал Изая и, потеряв равновесие, упал на колени. Поразивший его мусорный бак был сделан из металла, однако в месте столкновения не было острых углов, поэтому удар вышел шумным, но сильного ущерба не нанёс.

Изая медленно встал на ноги и посмотрел в ту сторону, откуда вылетел контейнер.

- Ши… Шизу-тян?

- И-и-и-з-а-а-а-я-я-я-к-у-у-у-н!

Услышав это сознательное растяжение слогов, Микадо и Анри медленно повернули головы в том же направлении.

Там стоял молодой человек в солнцезащитных очках. Его одежда состояла из униформы бармена, в комплекте с галстуком-бабочкой. В целом, он был одет как какой-нибудь сутенёр из прошлого века, работающий в отелях или ночных клубах.

Он был не такого огромного роста, как Саймон, но всё же считался довольно высоким. Глядя на его долговязую фигуру, никто не сказал бы, что этот человек может швырнуть мусорный контейнер.

- Разве я не говорил тебе больше не показывать свою рожу в Икебукуро, а? И-и-и-з-а-а-а-я-я-я-к-у-у-у-н йо!

Лицо Изаи озарило понимание. И впервые, Микадо увидел, что его улыбка дрогнула.

- Шизу-тян, ты разве не у западного входа работаешь?

- Давным-давно уволили! И, кроме того, разве я не говорил не называть меня так! Сколько раз я тебя предупреждал, а, И-и-и-з-а-а-а-я-я-я? У меня есть имя – Хейвадзима Шизуо!

Когда он, понизив голоc, озвучивал это предупреждение, жилка на его виске лихорадочно пульсировала. В нём не было ничего особенного, и если бы он не делал ничего необычного, легко мог сойти за простого бармена. Но его тело, казалось, выделяло в воздух какой-то невидимый гнев. Ауру чистого “террора”, который далеко превышал пределы страха, читаемого в глазах Микадо.

«Его пульсирующие вены… Я первый раз вижу того, у кого это на самом деле получается…»

Такие невинные мысли всё ещё появлялись в голове у Микадо, но в следующий момент один лишь первобытный ужас вступил во владение телом подростка.

Хейвадзима Шизуо – человек, о котором упоминал Масаоми, которого ни в коем случае нельзя делать своим врагом. Тогда, после этих слов, он ещё добавил: “Хотя, в отличие от цветных банд и Босодзоку, этого парня всё ещё можно назвать обычным членом нашего общества”. Однако Микадо был уверен, что если и существовал кто-то, кто в общении с людьми опирался на насилие, то это определённо он.

Это не трудно понять. Любой человек, живущий в Японии, увидев кого-то вроде него, старался бы держаться подальше от этого парня. Это больше, чем если бы человек просто выглядел устрашающе. Ещё труднее решить, как взаимодействовать с человеком, само появление которого сложно заметить.

- Ты действительно проблематичен, Шизу-тян. Всё ещё злишься, что я повесил на тебя то дельце?

- Нет, не злюсь. Я просто хочу выбить из тебя всё дерьмо.

- Ох, у меня сейчас проблемы… Так что просто отпусти меня.




Несмотря на просьбу о пощаде, Изая вытащил из рукава свой нож.

- Сталкиваясь с грубостью Шизу-тян… мне трудно с тобой общаться, потому что ты не слушаешь ни логики, ни разума.

- Ах… - вздохнула Анри при виде серебряного блеска ножа. Микадо, ощутив её страх, начал дико жестикулировать, пытаясь сказать “Давай убираться отсюда!”.

Девушка, прижимаясь к стене, безумно кивнула, и, крепко обняв свою сумку, сорвалась с места. Микадо бежал за ней, пока они не добрались до главной дороги. Там он обернулся назад посмотреть.

Сделав это, он услышал только бешеные вопли Шизуо, доносящиеся из покинутого ими переулка; и увидел собравшуюся там толпу, притянутую переполохом.

Затем, огромный человек по имени Саймон, стоявший не более чем в двух метрах, протянул руки, чтобы раздвинуть толпу, и шагнул в переулок. После этого у Микадо не хватило духу смотреть дальше.

Сейчас, необычайно мощный страх циркулировал в его груди. В этом новом месте, где столкнулись обыкновенное и необычное, как именно можно было назвать произошедший инцидент? По крайней мере, он точно знал, что не должен в это вмешиваться.

В то же время, Микадо полностью осознал, что значит “человек, которого нельзя делать своим врагом”.

«Обычный человек, вроде него, уже такой жуткий. Тогда что на счёт триад и китайской мафии?»

Весь тот насильственный материал, который он видел в сети… Микадо всегда думал, что он преувеличен. Но испытав подобное на себе, он понял, что это действительно страшно.

Пока Микадо думал обо всём этом, он почувствовал, что они, вероятно, убежали уже достаточно далеко, и крикнул Анри:

- Эй, подожди… стой… я не могу… дышать…

Он влаживал все свои силы, но, что печально, не мог бежать быстрее, чем Анри.

И этот факт вошёл в юношескую реальность Рюгаминэ Микадо.


♂♀


- Ты в порядке?

Микадо привёл Анри в ближайшее кафе, надеясь, что это поможет ей немного успокоиться.

Усевшись за столик, он заказал два мороженого, но позже понял, что это выглядело скорее по-детски, и пожалел об этом.

- Эм… спасибо… за то, что спас меня.

- А, не за что на самом деле! Кроме того, человеком, который тебя действительно спас, был тот парень – Изая!

- Но…

«А-а-а-а, что мне сказать? Если бы только Масаоми был здесь…»

Хотя он сильно нервничал, было бы довольно странно, если бы он ничего не говорил. Поэтому Микадо открыл рот, чтобы начать разговор:

- Эти девушки были из твоей средней школы?

Анри кивнула в ответ на его вопрос.

- Понятно… значит, эти девчонки всегда доставали тебя в средней школе, но там была эта удивительная девушка по имени Мика, которая защищала тебя. А теперь, когда Мики нет, они вернулись, чтобы снова тебя преследовать?

Выслушав предположения Микадо, Анри на мгновение замерла:

- Откуда… откуда ты всё это узнал?!

- А… не волнуйся, я просто предположил, основываясь на том, о чём вы там говорили… но это не важно. Та девушка – Мика, это та самая Харима Мика из нашего класса?

Самообладание Анри к ней вернулось, и она начала объяснять:

- М-м… да, это Харима Мика. Харима-сан отсутствовала эти несколько дней, так ведь? Ну, это потому, что она не была дома со дня перед вступительной церемонией.

- … Почему?

Разве полиция не должна этим заняться? Глаза Микадо расширились, пока он думал. Анри, казалось, догадалась о его мыслях, и мягко покачала головой:

- Если точнее, она не совсем пропала. Харима-сан всегда оставляла сообщения для меня и своей семьи, в которых писала что-то, типа “Я уехала, чтобы залечить своё разбитое сердце. Не волнуйтесь обо мне”. Или же что-нибудь с описанием поезда, на котором ехала…

- Разбитое сердце? С ней что-то случилось?

- Это…

Вопрос Микадо только заставил Анри нервно заёрзать.

Так или иначе, она неуверенно опустила голову.

- Не волнуйся, я никому не скажу. Единственный человек, которому я мог бы рассказать, сейчас занят, пытаясь закрутить с женщиной, имеющей детей.

Микадо только что сказал, что будет молчать, но потом повернул всё так, словно позже он сможет преспокойно об этом болтать. Но Анри не почувствовала ничего противоречивого в его словах, и, немного подумав, предупредила:

- Только пообещай мне, что не будешь слишком потрясён, если скажу…

- После всего, что я сегодня увидел, не думаю, что что-то сможет удивить меня больше.

Микадо ярко улыбнулся, чтобы она успокоилась. Пока он дружил с Масаоми в начальной школе, он развил талант утешать людей.

Возможно, улыбка Микадо действительно её успокоила, но она просто взяла, и выпалила правду:

- Харима-сан – сталкер.

Пф-ф!

Устойчивая улыбка Микадо осталась, но подтаявшее мороженое вылетело из его рта.

Выслушав всю историю, Микадо попытался вернуть самообладание и перестроить мысли.

- Понятно… значит Харима-сан преследовала… эм, я хотел сказать ухаживала за главой комитета по благосостоянию – Ягири-куном, он ей отказал, и она уехала, чтобы залечить своё разбитое сердце?

Из того, что сказала Анри, можно предположить, что Харима Мика делала эти странные вещи ещё с начала средней школы. Влюбившись с первого взгляда, она взламывала замок на двери объекта своей любви, и проникала в его дом. Или узнавала куда он идёт, когда вышел, и нежданно заявлялась к нему со словами “Спасибо что пригласил!”. Она, очевидно, изменяла реальные факты в своей голове.

Несмотря на такие поступки, она получала хорошие оценки, и была из богатой семьи. Поступив в академию Райра, она сняла квартиру, чтобы жить одной, и арендная плата составляла более чем сто тысяч йен. При академии было студенческое общежитие, но оно находилось довольно далеко от школы, поэтому многие студенты остались в своих домах. Некоторые, несмотря на свой молодой возраст, решили жить сами по себе. Микадо служил этому хорошим примером. И Анри тоже сняла дешёвую квартиру недалеко от школы.

«Харима-сан определённо смутьянка».

После встречи с Сейджи, она решила, что нашла родственную душу. Затем, она появлялась в его доме каждый день. Но в день вступительной церемонии, она не появилась в школе. По словам Сейджи, он решительно отверг её домогательства, и даже угрожал вызвать полицию. После этого, Мика прекратила преследование.

Микадо, слушавшего рассказ Анри, периодически прошибал холодный пот. Из её слов выходило, что Мика сидела между ним и Сейджи во время вступительных экзаменов. Микадо думал, что по какому-нибудь странному повороту событий “незваная гостья” могла бы появиться у него самого, и он втайне радовался, что не он спас эту девушку. Но с другой стороны, даже если бы он и захотел её спасти, всё равно бы не смог.

Микадо собрался с мыслями, подумав, что никто не знает наверняка, как он поступил бы, и сделал Анри искреннее предложение:

- Думаю, тебе надо ей позвонить.

- Я не могу до неё дозвониться... Наверное, она выключила телефон сразу после отправки сообщения… и когда я отправила ей смс с вопросом, почему она не включает телефон, она ответила, что если услышит знакомый голос, захочет домой…

- Понятно… э-э… думаю, сначала нужно проанализировать ситуацию. Нет, всё-таки для её же безопасности, мы должны послать ей сообщение с намёком на то, что если она не включит телефон, мы позвоним в полицию или ещё что-нибудь такое. Что думаешь?

Микадо начал придумывать много идей, но все они казались хромыми и нецелесообразными. Так пролетели несколько часов.

- Итак, вы с Харимой-сан были лучшими друзьями?

- … Думаю, да, но точно не знаю… мы всегда были вместе. Я многое делаю неправильно, плохо лажу с людьми, но Харима-сан помогала мне, и всегда была рядом…

Услышав ответ Анри, Микадо подумал, что их отношения не так просты. Он читал о таких ситуациях раньше, когда блуждал по просторам Интернета. И в отношении темноты, скрывающейся за такими вещами, было удивительное множество подробных описаний.

- Хотя такая как Харима-сан могла выбрать школу получше, она всё же выбрала ту же, что и я… Я чувствовала себя действительно плохо…

«Скорей всего, это потому, что она не хотела терять выгоду наличия такого удобного лакея, как ты».

Микадо пришлось проглотить эти слова, которые стояли комом в горле. В глубине души, он был доволен, что здесь нет Масаоми. Тот бы просто всё ей высказал.

«Но, возможно, будет лучше, если я ей скажу?»

Задумавшись об этом, Микадо начал бороться со своей совестью. Наблюдая за ним, подсознательно прячущим глаза, рот Анри изогнулся в улыбке:

- Всё хорошо, я знаю.

Будучи раскрытым, Микадо отчаянно спросил:

- З-знаешь что?

- Я знаю, что она просто использовала меня, чтобы выглядеть лучше. Так же, как я использовала её. Я думала, что жизнь возле неё будет легче, что не могу жить без этой зависимости. Единственная причина, по которой я решила стать старостой класса, в том, что Харима-сан хотела им стать, и я решила сделать это вместо неё, прежде чем она вернётся.

Слова Анри прояснили все сомнения Микадо. Так что в тот момент, в классе, когда она повернулась в его сторону, она действительно смотрела не на кого-то, а на свободный стол Мики. А там сидел Масаоми.

Пока Микадо всё это осознавал, Анри продолжала высказывать свои мысли:

- Но в основном, это для собственного удовольствия. Я подумала, что если стану представителем класса, то смогу превзойти её… я ужасна, правда?

Микадо, не дав ей договорить, выдал своё ледяное замечание:

- На мой взгляд, ужасно всё это рассказывать людям.

- …

- Звучит так, словно ты пытаешься заставить кого-то простить тебя. На мой взгляд, это хорошо, что ты хочешь превзойти Хариму-сан, так что тебе нужно держать голову выше и быть более уверенной в себе.

Выложив всё, что было у него на уме, Микадо тут же об этом пожалел. Он чувствовал, что сказал слишком много. Возможно, это потому, что они нашли общий язык, но по мере их разговора, он всё больше напрягался, и таким образом не смог сдержаться и излил все мысли, которые обычно держал в себе.

Он боялся, что Анри рассердится, поэтому опустил голову и нервно на неё взглянул. Но она не казалась сердитой или расстроенной.

- Ты прав… спасибо.

Увидев её слегка растерянную улыбку, Микадо серьёзно задумался:

«Принижать такого человека до роли лакея… как же красива эта Харима?»

Конечно, она совсем не проста, потому что использовала в своих интересах такую личность, как Анри.

Микадо не мог не удивляться.

- Это… большое спасибо за сегодня.

Когда они расходились, Анри несколько раз склонила голову и поблагодарила его. Микадо предложил заплатить по счёту за них обоих, но Анри отказалась, и каждый заплатил за себя. Потоки тёмных теней склонялись к 60-этажной улице, окутывая небо над ними тёмно-синим цветом.

- Без проблем, не волнуйся об этом. Хоть сегодня мы разговаривали впервые, мы ведь старосты класса, так что, я надеюсь, мы сработаемся.

После того, как Микадо договорил, нежная улыбка появилась на лице Анри, и она кивнула:

- Вообще-то, я давно о тебе знала, Рюгаминэ-кун.

- А?

- Когда я подавала заявление о поступлении, на столе в приёмной лежал перечень студентов. Я увидела в нём твоё имя, и подумала, что оно классное… а потом кто-то пришёл и отметил его…

Что за странный поворот событий? Нехорошее предчувствие повисло в груди у Микадо, и он постарался непринуждённо спросить:

- Правда?

- И… сегодня, этот человек спас меня…

- Подо… подожди минутку.

Микадо запнулся. Разве это не похоже на то, что произошло между Харимой Микой и Ягири Сейджи? У девушки перед ним на лице появилась непонятная улыбка.

«А? Не может быть! Это плохо… я не хочу, чтобы меня преследовал сталкер… хотя, думаю, всё нормально, ведь она такая милая. Нет, стойте, как это может быть нормальным? Что если она кинется на меня с ножом?! Она же может поджечь мой дом или взять моих родителей в заложники… Хотя она вроде хороший человек, поэтому всё нормально, правда? Стоп, стоп, нет, сталкеры не могут быть хорошими людьми… ну, не то, чтобы это было вообще невозможно…»

Прокручивая это в своей голове снова и снова в течение нескольких секунд, Микадо всё ещё не знал, что сказать стоящей перед ним однокласснице.

Увидев напряжение на его лице, Анри улыбнулась:

- Я пошутила!

- Э…

- Не волнуйся, я не сталкер. Если бы кто-то, вроде меня, следовал за тобой, это причиняло бы одни лишь неприятности.

Когда он понял, что Анри просто дразнит его, Микадо начал терзаться чувством вины, которое значительно превышало обычное смущение.

- … Извини.

- А? Ах, всё нормально! Это же я дразнила тебя, так что тебе не за что просить прощения!

Анри и не думала, что Микадо перед ней извиниться, и выглядела она очень встревоженной под этими своими очками.

Микадо растерялся, не зная, что же теперь делать, поэтому смог выдавить только:

- Тогда, увидимся завтра, да?

- Эм-м, надеюсь, что мы хорошо сработаемся с завтрашнего дня.

«Сонохара-сан иногда может быть довольно коварной… но она хороший человек».

Разойдясь с ней в разные стороны, Микадо размышлял об этом по пути домой.

Значит она не такая таинственная, как он раньше думал, а просто не умеет общаться с людьми.

«Масаоми и я вполне можем стать такими, как они, если я не буду осторожен. Потому что только при помощи Масаоми мне удалось приехать в этот новый мир».

Микадо энергично покачал головой и сказал себе, что не должен так думать.

Затем, он подумал о Хариме-сан, отвергнутой человеком, который ей нравился, и пробормотал про себя:

- Похоже, бросили её довольно жестоко. Если это так, возможно, она не такой уж сумасшедший сталкер…

Но, основываясь на словах Анри, она взломала замок в квартире парня, который ей просто нравился, и сделала это ещё в средней школе. Неужели кто-то, настолько влюблённый, откажется от своей “родственной души” только из-за угрозы вызвать полицию?

Когда он понял, что становится серьёзно озабоченным девочкой сталкером, которую никогда раньше даже не видел, Микадо поднял голову и глубоко вздохнул.

«Ух. Хоть я и с нетерпением жду необычных событий, с чем-то таким связываться не особо хочется».

Микадо, впавший в небольшой приступ депрессии, решил найти способ поднять своё настроение. Поэтому он надумал зайти в магазин сотни йен, перед тем, как идти домой.

А затем он услышал звук, не имеющий ничего общего с логикой и реальностью.

Это был гул мотора, который звучал как рёв животного. Этот низкий прерывистый рёв сегодня казался особенно нетерпеливым.

- Это чёрный мотоцикл!

Он не думал, что может услышать звук его двигателя даже около этой маленькой станции. Микадо не мог удержаться от любопытства. Бездумно, он побежал в сторону звука.

Судя по громкости звука, Микадо надо было пересечь ещё один поворот, и он сможет всё увидеть. Неспособный подавить собственные эмоции, он резко свернул в переулок.

И на этом, Микадо начал разыгрывать финальную сцену из старой манги.

♂♀


- … Стоп, стоп, так ты говоришь, что на углу с тобой столкнулась красивая девушка; за ней гнался плохой парень на мотоцикле и ты её спас; она даже потеряла память и теперь ты ждешь, что я поверю в эту твою мечту, которую и мечтой то назвать нельзя?

- Но это правда!

- Кое-что не сходится… почему она врезалась в тебя, а не в меня?

Микадо и Масаоми обсуждали это в комнате, размером едва ли трёх квадратных метров.

Это была квартира Микадо, и из электроприборов тут были только персональный компьютер со встроенными телевизором и радио, и электрическая плита для риса.

Помещение, арендованное Микадо было довольно дешёвым. Самой дешёвой конечно была комната по соседству, всего в полтора метра. Но она была уже занята, и Микадо ничего не оставалось, кроме как арендовать эту, чуть более дорогую. Человек, живущий по соседству, был фотографом, поэтому он всегда спешил на разные интервью и не был дома большую часть времени.

Сначала Микадо думал, что если сосед в основном отсутствовал, то он должен отдать ему ту квартирку. Но теперь он понял, что его комната, в чуть более двух квадратных метров, была совсем крошечной. Слава богу, что он не получил ту, в полтора. А столкнувшись с такой ситуацией, Микадо был этому особенно благодарен.

В отличие от находившегося в смятении Микадо, Масаоми спокойно сказал:

- Было бы лучше, если бы это произошло, когда вы опаздывали в школу утром. И было бы marvellous*, будь она студенткой по обмену. А если бы она была принцессой какой-нибудь страны или возлюбленной твоего детства, это было бы вообще perfect**!

*Marvellous - чудесно (англ.).

**Рerfect - превосходно (англ.).


Микадо не понимал, о чём говорит Масаоми, поэтому он, взявшись за подбородок, погрузился в глубокие мысли.

«Мне очень нравятся необычные вещи, но если им удаётся перерасти в такую ситуацию, то, возможно, я просто сплю».

Точнее, он хотел, чтобы всё это оказалось сном.

Масаоми же продолжал нести околесицу задумавшемуся Микадо:

- Ты заметил, что всё, что я только что сказал, звучало довольно саркастично?

- Думаю, ещё хуже, если тебе нужно на это указывать.

Микадо, размышляя о словах, сказанных некоторое время назад, посмотрел на девушку, лежащую перед ними. Хотя он не был уверен в её возрасте, Микадо предполагал, что она, вероятно, немного старше его.

Она мирно спала. Одетая в простую пижаму, она выглядела сбежавшей из больницы, или что-то типа того. В тот раз, когда Микадо с ней столкнулся, она произнесла: “Помоги мне!”. Находясь в смятении, дезориентированный, он увидел чёрный мотоцикл, направляющийся прямо на них.

А что произошло после этого, Микадо было не совсем понятно. Он смутно помнил, как схватил девушку и безумно рванул на станцию. Они спустились в подземный переход, а когда показалось, что мотоцикл перестал их преследовать, вышли из другого выхода и побежали к квартире Микадо. Но…

- Мало того, что она потеряла память, она ещё и запрещает мне звонить в полицию… Я на самом деле не знаю, что делать.

- Ну… давай просто сделаем, что сможем, – закончил Масаоми.

Он посмотрел на спящую девушку и сказал:

- Эй, а она действительно великолепна. Она не похожа на японку, хотя… о да, она и правда из Японии?

- Ну, она может говорить по-японски…

Двое парней решили подождать до завтра, а там посмотреть, что они могут сделать со всем этим. То, что надо было бы сделать – это позвонить в полицию, хоть и против её воли. Но Микадо не хотел этого делать.

Это немного старомодно, но этот поступок был бы слишком правоверный для манги или фильма. Микадо считал, что всё это – то самое необычное, которого он так ждал.

Единственное, что беспокоило Микадо, это вероятность того, что Чёрный Мотоциклист мог его запомнить. Он был так занят, мчась домой, что даже не подумал о том, почему Чёрный Мотоциклист так стремился угнаться за девушкой. Что, если ему придётся прожить остаток своей жизни, имея врага в лице находящейся вне реальности “городской легенды” – Чёрного Мотоциклиста?

Устав от мирской нормальности, хотят перемен. Это, вероятно, и являлось причиной утаивать эту девушку, чьё происхождение всё ещё оставалось загадкой.

Но если он хочет оставить “нормальность”, то может подвергнуть себя опасности.

«Опасность, с которой я столкнулся сейчас, это Чёрный Мотоциклист?»

Проводив Масаоми, он всё ежё дрожал от таких мыслей.

И было кое-что, что Микадо скрыл от своего друга.

У девушки была повязка вокруг шеи. Сначала казалось, что там ничего нет, но, отведя её домой и рассмотрев поближе, он подумал, что это слишком заметно. И, прежде чем приехал Масаоми, он наложил эту повязку.

У неё был шрам от операции, окружавший всю шею.

Словно её голову отпилили, а затем пришили обратно.