03:06 

Том 1 - Глава 8: Двойная героиня - Том о Сонохаре (Часть 1)

Demi Ry


Микадо и остальные уже пережили несколько дней из жизни старшеклассников, и только что прошли медицинский осмотр. На следующий день, наконец-таки, начинались уроки. В академии Райра существовала традиция устраивать школьные туры и презентации кружков на второй день после вступительной церемонии, третий же день отводился для школьного медосмотра и заседания классного совета.

Шёл уже третий день, начался классный час, и пришло время выбирать представителя класса, но…

- Ладно, давайте возьмём кого-нибудь из девочек!

Масаоми двумя руками хлопнул учебником, закрыв книгу, как он видел в какой-то рекламе.

Это был класс Микадо – 1А, однако Масаоми, из класса 1Б, тоже сидел внутри. В кабинете, где большинство людей были одеты в школьную форму, Масаоми, который уже начал носить повседневную одежду, выделялся ещё больше.

- Почему ты здесь…

Микадо давно уже заметил присутствие Масаоми, но до сих пор ничего не говорил. Учителя в классе не было, так что вступительную речь взял на себя студент №1.

- Э-м-м, представители комитета поддержки – Ямазаки-сан и Нишизаки-сан. Представители комитета по благосостоянию – Ягири-сан и Асакура-сан. Представители комитета по дисциплине – Кузухара-сан и Канемура-сан, и представители избирательного комитета это…

В этой школе представители комитетов избирались по системе: один парень – одна девушка. Студент, возглавляющий заседание, прочитал записанные на доске результаты и задумался о том, что же он должен делать дальше.

- Пришло время выбрать представителей класса, так, кто хочет занять это место?

- Я…

Микадо с молниеносной скоростью схватил руку Масаоми, чтобы помешать тому поднять её, но сразу же пожалел об этом.

«Представитель класса, да? Забавно звучит, но также это может быть одной сплошной головной болью».

Микадо хотел отдохнуть от повседневной мирской жизни. Он оставил родную землю – всё, что знал до этого; и пришёл в этот новый мир, который никогда не видел раньше. Проведя в новых условиях несколько самых счастливых дней в своей жизни, его решимость только окрепла.

Испытав необъяснимое волнение, Микадо отчётливо понял, что это довольно таки опасно, но всё же не мог удержаться от всплеска эмоций:

«Я хочу больше азарта! Хочу необычной жизни! Больше перемен!»

Сейчас, если бы Микадо встретил каких-нибудь вымогателей или мошенников, или даже религиозную секту, то вполне мог бы купиться на их обман.

По приглашению Масаоми он мог бы даже пойти на сходку Босодзоку.

Часть сознания Микадо была переполнена опасениями, но другая его часть ужасно хотела оказаться в особом положении представителя класса. Но, опять же, он боялся, что появившиеся обязанности помешают поиску приключений и азарта.

В таком случае, сначала он должен рассмотреть эту ситуацию со всех сторон, но пока он об этом думал…

- …

Одна девушка, немного опустив голову, подняла руку.

Это была девочка с чистой кожей и в очках – Сонохара Анри. Красивая, освежающе изысканная девушка с отталкивающей аурой.

- О, вы… Сонохара… Анри-сан? Тогда остальные, пожалуйста, поаплодируйте, чтобы признать её назначение.

Классная комната огласилась относительно невосторженными аплодисментами. Так как не было других кандидатов на пост представителя класса, то, естественно, не было и заинтересованных в том, кто же им станет.

- Что ж, остальное оставляю на вас.

Временно возглавляющий заседание студент написал имя Анри на доске и с облегчённым видом вернулся на своё место.

- Э-м-м, кто-нибудь из мальчиков хочет стать представителем класса?

Голос Анри прозвучал тонко, но очень ясно. А так как добровольцев не было, в классе повисла глубокая тишина.

«Что мне делать?»

Неспособный решить, он пристально смотрел на стоящую впереди Анри.

Внезапно, взгляд Сонохары остановился на одном студенте.

Повернувшись, чтобы узнать на кого же она смотрит, Микадо увидел довольно высокого парня. Он был вторым по высоте в классе - недавно избранный представитель комитета по благосостоянию.

Ягири Сейджи. Это имя было написано под четырьмя словами: “Глава комитета по благосостоянию”. Помимо роста, он казался обычным подростком. Однако на его лице не было ни единого следа ребячества. Поэтому, даже если бы он представился как взрослый, ему бы вполне могли поверить.

Но ведь он уже вступил в другой комитет, почему же Анри всё ещё смотрела на него? Может, она в него влюблена? Пока он думал об этих, не касающихся его, вещах…

Взгляд Анри переместился в направлении Микадо.

«А?»

Под очками на её лице возникло весьма непростое выражение, заставившее Микадо почувствовать себя довольно неловко.

- Я такой грешник…

В тот момент, когда взгляд Анри оставил их, Масаоми, сидевший позади – у стены, снова начал болтать глупости.

- Эта девчонка запала на меня. Ты видел это неловкое выражение на её лице, когда она думала обо всех dangerous* и risky days**, которые она проведёт со мной в ближайшем будущем?

*Dangerous - опасных (англ.).

**Risky days - рискованных днях (англ.).


В ответ на адресованный ему шёпот Масаоми, Микадо небрежно сказал:

- Извини, ты не мог бы говорить по-японски? Это – Япония, если ты не в курсе.

- Эх!.. Иногда ты бываешь таким подлым, и при этом совершенно спокойным! Никогда не думал, что первым препятствием на моём пути станешь ты… Но опять же, я живу в любви, поэтому не буду думать дважды, даже если для достижения своих целей мне придётся убить моего лучшего друга!

- Хм, в любом случае, это необходимо.

Если задуматься, Анри вполне могла смотреть на Масаоми, которого вообще ничего не волновало, кроме себя самого. Тогда это объяснило бы её неловкость. Когда Микадо подумал об этом, он тайно спохватился про себя: «И почему этот идиот сидит здесь?»

И тут Микадо понял, что Анри на самом деле смотрит туда.

Место, на котором сидел Масаоми, принадлежало студентке, которая не пришла на вступительную церемонию, и отсутствовала уже три дня подряд. В то же время, он вспомнил, что Анри была обеспокоена её отсутствием с самого начала.

Всё думая и думая об этом, Микадо спокойно поднял руку. Хотя он совершенно не догадывался о мыслях Анри, так как никто ничего не делал, это сделает он. Только потому, что он думал об этом, он и решил поднять руку.

- Э-м-м… ты…

- Рюгаминэ Микадо! Рюгаминэ! Микадо!

Вздрогнув от взрыва эмоций со стороны Масаоми, Анри торопливо записала имя Микадо на доске. И только тогда некоторые студенты заметили присутствие Масаоми, но они всё ещё не обращали на него особого внимания. Никто не хотел проблем, и так как они не знали даже имени Масаоми, ни один из них не хотел связываться с парнем, уже перешедшим на обычную одежду, с проколотым ухом и крашеными волосами.

Простой, выглядевший довольно послушно Микадо, казалось, хорошо соответствовал образу представителя класса, поэтому никто не возражал. Таким образом, заседание прошло как по маслу, без сучка и задоринки.

- И на этой ноте, мы избрали членов всех комитетов. Главы комитетов, пожалуйста, не забудьте завтра посетить студенческое заседание совета. Время и место заседания написано на доске перед главным управлением.

Прочитав уведомление, лежащее на учительском столе, новоизбранная представительница класса спокойно завершила встречу.

- Прежде чем уйти, нам нужно навести здесь порядок, так что, пожалуйста, не могли бы вы мне помочь?

Несмотря на то, что Микадо теперь являлся одним из представителей класса, у него не было возможности поговорить с ней, поэтому он мог только уныло прибираться.

Пока Микадо тащил швабру по коридору, Масаоми стоял, прислонившись к окну, и жевал жвачку на кончике своего языка.

- Ха-ха… так вот оно как… ха…

- Что?

- Я тебя недооценил. В начальной школе ты сразу начинал плакать, когда люди распространяли слухи о тебе и твоём старом друге. Но теперь ты стал человеком, который по собственной инициативе назначает rendezvous* полное love**, как hunter*** схвативший свой chance****.

*Rendezvous - свидание (англ.).

**Love - любовь (англ.).

***Hunter - охотник (англ.).

****Сhance - шанс (англ.).


- Да-да, кто бы говорил, - хладнокровно ответил Микадо на непонятную насмешку Масаоми, – Ах да, Кида-кун вступил в какой-нибудь комитет?

- О, в комитет по дисциплине.

Поскольку Микадо думал, что его друг совсем не выглядел соблюдающим дисциплину, он прямо высказал своё сомнение по этому вопросу:

- Оу…

- Что это ещё за “оу”? На самом деле я хотел стать представителем класса, но проиграл в конкурсе Джанкен*, проведённом среди пятнадцати парней-кандидатов.

*Джанкен – японская игра, сродни нашей “Камень, ножницы, бумага”.


- Пятнадцать человек? Джанкен? Да, это интересней, чем в моём классе!

Увидев неприкрытое удивление Микадо, на лице Масаоми появилась самодовольная улыбка.

- Всего шесть человек боролись за место главы комитета по дисциплине. Ах да, представитель по дисциплине из вашего класса выглядит так, будто собирается серьёзно подойти к своему делу. А я подумал, что если получу это место, смогу делать с правилами всё что захочу.

- … Что ты сказал?

- Забудь. Раз уж я – глава по дисциплине, я не собираюсь никому позволять приносить в школу тяжёлое вооружение.

- А как же тогда быть с лёгким вооружением…

После того, как Микадо вновь стал использовать свои ледяные замечания, Масаоми мог только мятежно топать по полу.

Он некоторое время смотрел в окно, а затем, наконец, повторил своё более раннее предложение:

- Я знаю, пошли клеить девчонок!

- Разве мы сможем это сделать?

Наблюдая за своим другом, который, казалось, с каждым днём становился всё более легковозбудимым, Микадо, наконец, закончил свою часть работы по уборке.

Как раз когда Микадо убрал швабру в шкаф, поднял свою сумку, и уже собирался уходить с Масаоми…

Они увидели разговаривающих у главного выхода Сонохару Анри и высокого парня – Ягири Сейджи. Задавая ему вопросы, Анри была совершенно серьёзна. С другой стороны, Сейджи отвечал на них с выражением полного отвращения на лице.

- Потому, что… после этого… правда?

- Сказал же, я не знаю. Всё, что мне известно, это то, что в один прекрасный день она перестала мне надоедать.

Они не могли услышать голос Анри, только нетерпеливый ответ Сейджи. Тогда он просто отодвинул её и зашагал в направлении двоих парней. Скорей всего, он уже закончил уборку у главного выхода и возвращался в класс за своей сумкой.

Анри продолжала смотреть на его удаляющуюся спину, а когда поняла, что Микадо с Масаоми тоже наблюдают, поспешно убежала.

- Так-так, это всего лишь третий день в школе, а ты уже отшил поклонницу. Ха, неплохо.

Микадо обернулся и только заметил, что Масаоми уже стоит напротив Сейджи и провоцирует его. Останавливать Кида было слишком поздно.

Сейчас, Масаоми определённо выглядел плохим парнем.

- … Ты кто? Всё совсем не так.

- Эм, вы – Ягири-кун, да? Я из вашего класса. Меня зовут Рюгаминэ Микадо, приятно познакомиться.

- А… да, твоё имя легко запоминается.

Увидев стоявшего рядом старосту своего класса, Сейджи удалось немного расслабиться.

Микадо решил вмешаться, чтобы ослабить напряжение между ними. Однако Масаоми отодвинул его и шагнул вперёд.

- Эй… Кида-кун!

- А ты жесток, ха. Погнали клеить девчонок!

- А? - бессмысленный возглас Масаоми заставил Микадо и Сейджи недоверчиво вздохнуть.

- Подожди, Кида-кун! Ты что такое говоришь?

- Слушай внимательно. Если идёшь кадрить девчонок, ты должен взять с собой вот такого высокого парня. Если там будем только мы двое, твой мягкий внешний вид подавит всю мою привлекательность, и на нас никто не клюнет!

- Это гнусно! Почему бы тебе не взять с собой кого-нибудь из своих одноклассников?

- Ты идиот. Если мои одноклассники об этом узнают, в том числе и девчонки, наберётся около двадцати желающих пойти!

«Девчонки пойдут клеить девчонок?» Пока Микадо собирался упомянуть об этом, Сейджи сказал что-то им обоим. Он ни на ком не задерживал взгляд, просто смотрел вперёд.

- Извините, но у меня уже есть девушка.

Глядя на него, можно было сказать, что это самый твёрдый вид отказа. Но Масаоми так легко не сдавался.

- Для охоты на девчонок это не имеет значения!

- Эй-эй, как это может не иметь значения? – попытался остановить его Микадо, но Масаоми не слушал.

- Без разницы, мы просто будем разговаривать с ними, не подключая его, так что это не считается обманом.

- П… правда?

Достойный аргумент со стороны Масаоми как наводнение поглотил возражения Микадо.

Но Сейджи не казался переубеждённым, и теперь его пристальный взгляд был направлен на Масаоми. Он слегка покачал головой.

- Нет, если я обращаю внимание на других девушек, это считается предательством.

- Ну что за честный парень. Не можешь предать свою девушку, да?

- Я предал бы не свою девушку.

- Что? Тогда кого?

В ответ на вопрос Масаоми, Сейджи поднял голову. Его пристальный взгляд был твёрд, и он уверенно ответил:

- Это была бы любовь.

- А?

- Сделав это, я предам свою любовь к ней. И даже если бы я смог заставить себя предать свою девушку, я никогда не смогу предать любовь.

Тишина.

- О… понятно…

Атмосфера становилась довольно неловкой, но Сейджи был уверен, как никогда. Уверенность сияла, переполняясь до краёв в его глазах.

- … Э-э… ну тогда удачи!

Масаоми, наполовину сбитый с толку, протянул кулак. Сейджи, улыбаясь, протянул свой, и они столкнулись.

- Хех, спасибо!

После этого Сейджи продолжил свой путь в класс.

Масаоми наблюдал за его, полной уверенности в себе, фигурой. Когда та исчезла в классе, он, понизив голос, сказал:

- В вашем классе есть действительно влюблённый парень.

- Э-э… думаю, да.


♂♀


- Это вообще не работает.

Двое парней находились в Парке Западного Выхода. Хотя он был довольно известным местом, часто появлявшимся на телевидении, в обычные дни здесь никто не гулял. У Микадо не было абсолютно никакого интереса к охоте на девчонок, он приехал только для того, чтобы увидеть место, которое часто видел по телевизору.

Стоя здесь, Микадо понимал, что это - то самое место. Но находится здесь, и видеть его по телевизору – совершенно разные вещи. Он также думал о том, как это место, появляясь в новостях, сериалах, разнообразных ток-шоу, в каждом выглядело по-разному.

Скорей всего, различные техники изображения создавали такую огромную разницу, Микадо мог только смириться с этим. Наблюдая за Масаоми, он вздохнул.

Так как вокруг не было гуляющих девушек одного с ними возраста, Масаоми пытался закадрить работающих женщин, у которых был обеденный перерыв. Естественно, эти представительницы трудового населения не были заинтересованы в общении со старшеклассником (тем более во время своего драгоценного перерыва). Наблюдая за неустанными усилиями Масаоми, направленными на такие бесполезные вещи, Микадо чувствовал себя довольно жалко.

Когда Масаоми, наконец, вернулся к Микадо и услышал его негативные комментарии, он засмеялся и ответил:

- А? Ты о чём? Если я не найду девушку, это не важно. Главное в этом деле – разговаривать с ними! И кроме того, послушай, когда ищешь девушку, ты не должен допускать мыслей, таких как “невозможно” или “я не могу это сделать”… типа таких! С красивыми девушками, если думаешь, что это невозможно, это и будет невозможно. И если будешь думать, что не сможешь сделать это, то на самом деле не сможешь. Понятно?

- Совершенно не понимаю, - вполголоса ответил Микадо. Он потянулся.

На самом деле он больше не хотел здесь оставаться. Микадо передумал и хотел идти в другое место, куда всегда хотел попасть.

- Ну, хорошо, тогда я просто один пойду на 60-этажную улицу.

- Что? Ты же не думаешь цеплять девушек без меня?

- И не собирался.

Но Масаоми не поверил опровержению Микадо, и на его лице расцвела широкая вызывающая улыбка. Указав на своего друга, он закричал:

- Даже если захочешь, сможешь только плакать, как ребёнок, перед лицом моих сил! Хе-хе, в итоге получишь только кого-нибудь из этих немодных девушек гангуро*, или какая-нибудь шлюха с помойки попользуется тобой и бросит!

*Гангуро - направление в моде гяру (японской субкультуре). Они выделяются глубоким загаром и макияжем, волосами радикальных расцветок.


- А причём здесь твои силы?

- О-о-о… ну что за геморрой, ты ещё больше раздражаешь, чем мухи в мае. Давай устроим состязание! Посмотрим, кто сможет зацепить больше девчонок!

- Но разве тогда нам не придётся взять девушек, которых уже подцепили, на охоту за другими девчонками?

Масаоми, даже не подозревая о саркастичности Микадо, побежал в сторону станции. Микадо же, смирившись с предстоящим зрелищем, наблюдал, как его друг подходит к домохозяйке с ребёнком, только что окончившей свои покупки.

У Микадо вырвался глубокий вздох, сильнее всех предыдущих за день, и он один направился к восточному входу станции.

И хотя Микадо ещё немного терялся по пути, ему всё же удалось найти дорогу к 60-этажной улице, следуя по наиболее знакомому маршруту. Отсюда было недалеко до его квартиры, и Микадо мог прогуляться до наступления ночи, а затем сразу же пойти домой. Что касается Масаоми, если он всё ещё делал так, как в начальной школе, он, вероятно, забудет о соревновании и пойдёт домой один.

Однажды, когда обоим было по семь лет, они играли в прятки, и Масаоми водил. Однако, в разгар игры, он вдруг убежал. Микадо ждал, пока не стемнело, а когда, плача, пришёл домой, обнаружил у себя Масаоми, с довольным видом уплетавшего его же ужин. Посмотрев на Микадо, он сказал: “Я тебя нашёл”.

«Если подумать, мой родной город был наполнен приключениями во время моего детства. Когда всё так изменилось?»

После перехода в среднюю школу ничего нового больше не происходило, и дни становились всё более приземлёнными.

Несмотря на желание повидать мир, причин уезжать у него не было. Поэтому, он мог только принять тот факт, что не в состоянии изменить свою жизнь, и спокойно жить дальше. До того дня, когда в его доме появился Интернет, и весь его мир изменился.

Интернет был переполнен разными “мирами”. “Миры” сталкивались с такой информацией, которую вы никогда не получите в реальном мире. Это словно внешний мир того мира, в котором жил Микадо, к тому же гораздо больший. И в этом мире не было ограничений в расстоянии.

Постепенно, Микадо всё глубже и глубже погружался в онлайн мир, пока все остальные думали, что он превращается в какого-нибудь хикикомори*. И вот однажды, Микадо вдруг понял, что жизнь, в которой он только пассивно воспринимал информацию из Сети, была довольно скучной. Однако он не знал, что делать, чтобы стать тем, кто эту информацию распространял.

*Хикикомори - японский термин, обозначающий подростков и молодёжь, отказывающихся от социальной жизни и зачастую стремящихся к крайней степени изоляции и уединения вследствие разных личных и социальных факторов.


И когда Микадо это понял, в нём начал развиваться такой жгучий интерес к внешнему миру, какого он никогда раньше не испытывал. А услышав о том, какой Токио удивительный и привлекательный город, его интерес ещё больше возрос.

И сегодня он находился в центре этого сияющего блеска. Масаоми как-то сказал, что “деревня сейчас намного интереснее”. Но Микадо никогда так не думал. Он понимал причину сказанного Масаоми, и никогда даже не думал отказываться от своего родного города. Просто мысли о возвращении к старой жизни, и отказе от всего этого, и близко в его голову не приходили.

Прямо сейчас Микадо хотел ощутить все звуки и запахи этого города, и как можно дольше задержать их в своём теле. Словно он хотел стать частью этого места.

Для того чтобы впитать как можно больше этого города, Микадо выпрямился и поднял голову, осматривая окрестности.

Повсюду на 60-этажной улице мелькала форма Райры, и его зрение окрасилось в цвет этих униформ.

- Прямо как цветная банда, - пробормотав это себе под нос, он, внезапно, заметил знакомое лицо, - Сонохара-сан…

Микадо уже хотел было подойти и поздороваться, но увидел, что Анри была окружена группой девушек в такой же форме, а окружающая атмосфера не казалась дружелюбной. В небольшом горизонтальном переулке три студентки приближались к ней, пока Анри не упёрлась в стену, и, казалось, что-то кричали.

Микадо захотел узнать что, и осторожно шагнул к переулку. Четыре девушки, в том числе и Анри, не заметили его приближения, и содержание беседы теперь было ясно слышно.

Но это нельзя было назвать беседой. Скорей допрос с пристрастием.

- Ты, маленькая сучка! Харима Мика пропала без вести, а ты всё ещё строишь из себя сильную мира сего?

- …

- Я слышала, ты стала старостой класса? Брось притворяться честной студенткой!

- Всё равно, ты ведь была собачонкой Мики в средней школе, правда? Так что там со старостой?

Три девушки по очереди оскорбляли Анри, но она продолжала молчать.

«Ва-а-а, они её запугивают? Так такое всё ещё существует в Японии! Хотя на самом деле выглядит это очень банально. Как будто они разыгрывают сцену из какой-нибудь старой манги».

Такое типичное запугивание в действительности не было таким уж пугающим, но как представитель класса, он обязан был что-нибудь сделать. Несмотря на эти мысли, Микадо понятия не имел, как в этом случае разумней всего поступить. Сейчас он уже не мог притвориться, что ничего не видел, но всё ещё боялся спровоцировать этих девушек…

«Знаю. Я просто притворюсь, будто не видел, что они запугивали Сонохару-сан, подойду и с улыбкой скажу что-то вроде: “Ах, какое совпадение, Сонохара-сан!” Вот так будет хорошо. Так и сделаю. А если те девчонки соберутся что-нибудь сказать, буду действовать по обстоятельствам».

Придумав такую неоднозначную идею, Микадо осторожно сделал шаг вперёд… и почувствовал, как чья-то рука приземлилась на его плечо.

- ?!

Микадо резко вздохнул, повернулся, и увидел знакомое лицо.

- Они её запугивают? А ты собирался их остановить? Как благородно, - в относительно восхищённом тоне сказал Орихара Изая. А затем рукой, которой он держал плечо Микадо, грубо его толкнул.

- Ст… стой?!

Вскрик Микадо заставил четырёх девушек заметить, что здесь есть кто-то ещё.

- А-ха-ха-ха, какое совпадение, Сонохара-са-а-а-а-а-а-а-н… э-э-э-э-э-э-й… погоди!

Дотолкав Микадо до четырёх девушек, человек позади него, наконец, остановился.

- Что… что за чёрт?

В голосе хулиганки присутствовал намёк на страх. Конечно, она разговаривала не с Микадо, а с Изаей, стоящим у него за спиной.

- О, боже… это не хорошо. Вы угрожаете людям средь белого дня? Даже если бог простит вас, полиция вам это с рук не спустит, - сказав это в полушутливом тоне, Изая сделал несколько шагов к девушкам, - Запугивание – это низко. Это не хорошо. Так не годится.

- Это не твоё дело, старый хрыч!

Возможно, показав своё истинное лицо, или же блефуя, но эти три девушки впились зверскими взглядами в Изаю, с намерением запугать его.

- Да, это не моё дело.

Изая улыбнулся, и высказал этим троим своё мнение:

- Именно потому, что это не моё дело, мне плевать, если вас просто побьют, или же вы умрёте насильственной смертью. Даже если тем, кто вас изобьёт, буду я. Меня также не волнует даже то, что вы называете двадцати трёх летнего человека старым хрычом. Потому что наши отношения, или их отсутствие, никогда не изменятся. Все люди связаны между собой, но в то же время не имеют никакого отношения друг к другу.

- А?

- Люди такие энергичные, правда?

Сказав нечто такое, чего нормальные люди понять не смогут, он сделал ещё один шаг в направлении девушек.

- Но избиение девчонок не является моим хобби…

В следующую секунду Изая уже держал в правой руке женскую сумочку.

- Что? Э?

Увидев эту, вроде как фирменную сумочку, одна из девушек закричала. Сумочка, висевшая у неё на плече, каким-то образом оказался у этого парня.

Ремень, всё ещё свисающий с её плеча, был гладко срезан где-то в районе талии.

В отличие от растерянных девушек, Микадо, стоявший позади Изаи, чувствовал страх.

Потому что в левой руке Орихары, которую он только что спрятал за спину, был маленький острый нож. Проблема в том, что, хотя микадо наблюдал за каждым шагом Изаи, он не заметил ни того, откуда взялся нож, ни того, как он порезал ремень.

Очень ловко, всё ещё держа руку за спиной, он спрятал выдвижное лезвие ножа и молниеносно засунул его в рукав куртки. Этот, сделанный без посторонней помощи манёвр, в глазах Микадо был больше похож на магию.

Изая, всё ещё улыбаясь, вытащил из сумочки мобильник.

- Так что моим новым хобби будет топтание девчачьих телефонов.

Как только эти слова слетели с его губ, Изая подбросил мобильник вверх. Покрытый наклейками телефон упал на землю, и послышался чёткий звук приземления.

- Угх! Ты, сволочь…

Когда девушка поспешно протянула руку, чтобы его поднять…

Она увидела ногу Изаи, которая мелькнула мимо её лица и приземлилась на телефон.

Послышался характерный хруст, будто кто-то откусил печенье, и отломанные пластиковые детали полетели из-под ноги. Изая игнорировал крики “А-а-а-а-а-а-а!”, которые девушка издавала всякий раз, когда его правая нога снова и снова обрушивалась на телефон. Наступая на одно и то же место, его движения были точны, как у робота. Его неоднократный смех тоже звучал механически:

- А-ха-ха! ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА!

- Этот парень псих? Да он в реале сумасшедший!

- Неважно! Давайте убираться отсюда!

Девушка, чей мобильный топтал Изая, могла только тупо на это смотреть, и ей пришлось тащиться за остальными двумя.

Когда Изая увидел, что они скрылись с места происшествия, его движения и смех резко остановились. Как будто бы ничего и не было, он повернулся к Микадо. Анри не убегала, а только нервно смотрела на них.

- Надоело. Это больше не моё хобби.

Пробормотав это себе под нос, он мягко улыбнулся Микадо.

- Ты такой смелый! Хотел помочь попавшей в беду девочке. Не многие дети смогли бы такое сделать.

- А?

Услышав комплимент Изаи, Анри встревожено взглянула на Микадо. Но помог то ей Изая, а идея Микадо была довольно бесполезной, поэтому он почувствовал себя весьма неловко.

Однако Изая, игнорируя его неуверенность, снова заговорил:

- Рюгаминэ Микадо, то, что мы здесь встретились – не совпадение. Я искал тебя.

- Э?

Только Микадо хотел спросить, что он имел в виду, как из дальнего переулка вылетел мусорный бак и врезался прямо в Изаю.

URL
   

Ранобэ Durarara!!

главная