Demi Ry



Где-то между Икебукуро и Синдзюки, кое-какими дорогами в районе Мейдзиро спокойно стоял научно-исследовательский центр. Хоть он и находился далеко от станции, в отношении Токио, количество земли, занимаемой этим трёхэтажным зданием в окружении деревьев и забора, было далеко не шуточным.

Фармацевтика Ягири являлась одной из ведущих фармацевтических компаний в регионе Канто, и это место было её новой лабораторией. Однако высокая репутация компании осталась в прошлом. Её престиж в настоящее время вряд ли сравним с тем, что был в период её расцвета. А причина этому – весьма скользкая квалификация компании.

И как раз в то время, когда цены на акции Ягири начали падать, американская компания захотела выкупить их бизнес. Организация под названием “Небула” владела совместными предприятиями уже около ста лет. Она занималась транспортом; издательским делом; биотехнологическими исследованиями и так далее, в очень крупных масштабах. Но за её надёжной репутацией ходило множество слухов. О сделках с правительством, например. Однако эти слухи никак не подтверждались, а их распространители подвергались юридическим преследованиям.

Продукция Ягири не продавалась, но пока они окончательно не сдались, массовых сокращений работников не было. Несмотря на это, некоторые сотрудники, особенно директор из семьи Ягири, не могли согласиться с таким положением вещей.

Наиболее сильно возражала женщина по имени Ягири Намие - племянница председателя компании, в двадцать пять лет ставшая директором шестого центра по научно-исследовательской работе.

Намие смогла так быстро взлететь по карьерной лестнице не только благодаря своей принадлежности к семье Ягири. Важную роль в этом сыграли её исключительный талант и профессиональность. Однако ситуация, с которой Намие сейчас столкнулась, имела непосредственное отношение к её семье. И проблема была не в её положении, а в отделе, в котором она работала.

А всё потому, что внутри семьи Ягири ходил слух, будто бы Небула заинтересовалась исследованиями именно в отделе Намие, что и послужило главной причиной предложения о выкупе бизнеса.

На самом деле, шестой научно-исследовательский центр не занимался медициной. Представители отдела утверждали, что они разрабатывают новый препарат для укрепления иммунной системы, и в ближайшем будущем будут готовы к клиническим испытаниям…

В действительности они занимались чем-то “не от мира сего”.

Двадцать лет назад дяде Намие удалось за рубежом раздобыть один экземпляр, напоминающий человеческую голову. Она была красивой, словно живая, только спящая. Имея лицо прекрасной девушки, на первый взгляд она выглядела довольно жутко. Но в действительности, голова не казалась ужасной, а была больше похожа на полноценное живое существо.

Намие, которой на тот момент исполнилось только пять лет, не могла знать, что голова была ввезена контрабандным путём.

В конце концов, если бы они попытались провезти её легально, то наверняка были бы остановлены таможней.

Дядя Намие понятия не имел, какая магия могла вызвать такие вещи. Поэтому он начал рассматривать голову как реликвию семьи Ягири, и всячески осыпал её заботой. В свободное время он запирался у себя в кабинете, чтобы полюбоваться головой, а иногда даже разговаривал с ней.

Намие часто приезжала к ним играть со своими кузенами, и, впервые застав дядю за этим занятием, почувствовала небольшую неловкость, но спустя некоторое время привыкла.

Однако Намие очень сильно расстраивало то, что её младший брат - Ягири Сейджи, казалось, был околдован головой, и ещё более безнадёжно и страстно влюблён в неё, чем дядя.

Когда ему было десять лет, Сейджи впервые увидел голову. Без разрешения дяди, Намие взяла своего брата, и они тайно прокрались в кабинет посмотреть на это. Она до сих пор сожалела о том поступке.

Потому что с тех пор, Сейджи стал вести себя очень странно.

Он искал любые причины, чтобы пойти к дяде домой, и когда оказывался там, без ведома дяди пробирался в его кабинет посмотреть на голову.

А когда он вырос, эта навязчивая одержимость ничуть не уменьшилась. Три года назад, когда Намие только начала работать в фармацевтической компании, брат признался ей:

- Сестра, мне кое-кто нравится.

У девушки, которая нравилась её брату, не было ни имени, ни тела.

И чувства, выросшие в душе Намие, были не заботой о ненормальном пристрастии своего брата. Без сомнений, это была тёмная ржавая ревность.

Родители Намие являлись прямыми наследниками фармацевтической компании Ягири. Но после рождения её брата, они совершили ужасную ошибку в одной сделке, за что их выгнали из компании и лишили прав наследования. В итоге они разошлись, и стали постепенно отдаляться от своих детей.

Тем не менее, её дядя все ещё расценивал их с братом как “родственных пешек”, и продолжал заботиться о них. Но опека, предложенная им, была скорее такой, какую начальство оказывает подчинённым - полностью лишённая родственных чувств.

В конце концов, Намие направила всю свою нерастраченную нежность на брата, который оказался в такой же ситуации. Постепенно, эти чувства превысили обычную сестринскую привязанность, и переросли в некую форму извращённой любви.

Намие не нравилась влюблённость её брата в “голову”, потому что брат никогда не ответит взаимностью на её любовь. И он даже влюбился в то, что никогда не ответит взаимностью ему – в вещь, которая была, по сути, просто головой.

Хотя Намие и думала, что довольно глупо с её стороны ревновать к голове, которая всё ещё хранилась у дяди, она решила тайно избавиться от неё.

Намие хотела достать голову из её стеклянной банки и выбросить, но когда она дотронулась до неё, поняла, что что-то не так.

Она поняла, что ни у одного экземпляра не было такой мягкой и нежной кожи, и даже сейчас, голова всё ещё сохраняла тепло. Это говорило о том, что голова “живая”.

А затем, через некоторое время, Намие удалось убедить дядю разрешить компании исследовать голову, и, выслушав полный отчет о проделанном, узнала, что на самом деле голова принадлежала фее под названием “даллахан”.

Что это за ерунда? Фея – маленькое существо с крыльями, похожее на человека. Так с каких пор голова может считаться феей? В любом случае, существо, которое обошло саму смерть, находилось сейчас здесь. Как она могла упустить такую возможность?

Помня об этом, Намие продолжала проводить над головой всевозможные эксперименты. Возможно, она, так или иначе, примешивала сюда свою ревность, испытываемую из-за брата, однако Намие всегда, не задумываясь, расценивала голову как “подопытный объект”. Сначала она думала, что пока голова находилась в научно-исследовательской лаборатории, Сейджи, не являющийся одним из уполномоченного персонала компании, не сможет до неё добраться…

Но сразу же возникла проблема. Исследования только начались, а Небула уже начала налаживать с ними контакты. Научно-исследовательской работой в этом отделе занимались лишь несколько конкретных сотрудников. Тем не менее, обязательным условием, выставленным второй стороной, было «передача данного лабораторного исследования, включая всего его содержимого». Совершенно очевидно, что они заинтересовались именно головой.

И поскольку Намие опасалась возможного шпионства, её подозрительность в отношении остальных сотрудников усилилась. Вторая проблема возникла вскоре после первой. Так как Намие никому не доверяла, она всегда забирала домой свою карточку-ключ. А затем, та вдруг исчезла.

В день, когда пропала её карточка, произошёл один инцидент. Кто-то проник в научно-исследовательский центр, вырубил трёх охранников электрошоком, забрал голову и скрылся.

Как такое могло произойти? Здесь она была бессильна. И как раз, когда Намие почти потеряла всю надежду, она вспомнила о ком-то, кто мог сделать нечто подобное. Один человек, который знал о существовании головы, хотел обладать ею, и даже располагал возможностью украсть её ключ-карту.

Пока она рассматривала эту версию, “преступник” позвонил ей из своего дома:

«Сестра, думаю, я убил человека. Что мне делать?»

Брат позвонил ей с просьбой о помощи за день до школьной вступительной церемонии. Звучало это так: глупая девчонка, преследовавшая её брата, ворвалась в его дом, увидела “голову”, а Сейджи ударил её лбом об стену.

Чувством, возникшим в сердце Намие в тот момент, был не страх из-за того, что брат, возможно, на самом деле кого-то убил; и не гнев за то, что он украл голову; а безграничная радость.

Несмотря ни на что, мой брат теперь зависит от меня. Мой брат нуждается во мне. Когда Намие поняла, что этот момент принёс ей такое счастье, какого она никогда не испытывала, она приняла решение.

Её не волновало как, но она собиралась собственноручно защищать своего брата.


♂♀


Танака Таро: Сэттон-сан знает что-нибудь о Долларах?

Сэттон: Да, но я только кое-что слышал. Кстати, разве Канра не упоминала об этом раньше?

Танака Таро: А, ну да. Я забыл. Простите.

Сэттон: Ничего страшного.

Танака Таро: Я кое-что слышал о них от друга. Они кажутся действительно крутыми.

Сэттон: Вау, но я их никогда не видел. Они на самом деле существуют?

Танака Таро: Думаешь, это просто веб-слухи?

Сэттон: Не совсем, я правда не знаю. Кроме того, даже если они и существуют, нормальные законопослушные граждане как мы, вероятно, никогда с ними не столкнутся.

Танака Таро: Ты прав…

Сэттон: С такими людьми лучше не связываться.

- Канра вошёл в чат -

Канра: Всем привет! Канра-тян здесь!

Танака Таро: Добрый вечер.

Сэттон: Добрый.

Канра: Боже-боже, вы, ребята, болтаете о Долларах?

Канра: Они действительно существуют, потому что у них даже есть свой эксклюзивный веб-сайт.

Канра: Но если вы захотите зайти на него, нужны будут логин и пароль.


Танака Таро: Понятно…

Сэттон: Всё равно я не собираюсь на него заходить, так что без разницы.

Танака Таро: …Уверен, Канра-сан много чего знает.

Канра: В конце концов, это единственное в чём я хороша.