Demi Ry




- Что ж, ребята, давайте поговорим о том, что вы хотите сделать перед смертью.

Орихара Изая задал этот болезненный вопрос, сидя в кабине для караоке. Его ровный голос прозвучал достаточно громко в тишине закрытого помещения. В руках Изая держал какой-то напиток.

Две сидящие с ним женщины только покачали головами в ответ на его вопрос.

- Понятно. Вы действительно хотите умереть с кем-то, вроде меня? Наверняка есть много других парней получше, которые могли бы это сделать.

- Никого нет. Вот почему мы здесь.

- Да.

Изая кивнул с довольно беззаботным видом, и начал молча изучать двух женщин. Они не выглядели особо угнетающе, и незнающий человек никогда бы не смог предположить, что они хотели покончить с собой.

Поводом прийти сюда для них стало приглашение “Давай умрём вместе!”, которое Изая разместил на веб-сайте для самоубийц.

Содержание его приглашения казалось странно весёлым и позитивным. Но если посмотреть другие его объявления, то можно заметить, что большинство из них звучат так же оптимистично.

Сообщения были внятными и только по существу. Они подробно объясняли различные способы самоубийства, и даже поощряли эту мысль (убить себя). А ещё там присутствовали написанные формальным языком сообщения, похожие на официальные документы для каких-нибудь известных предприятий. Изае нравилось перечитывать эти свои внушительные “Приглашения на Суицид”.

Две женщины, сидящие перед ним, решили умереть. Одна - потому что не могла найти работу; другая была не в состоянии пережить разрыв в отношениях. Обе девушки уже отчаялись.

На первый взгляд, казалось бы, незачем кончать с жизнью по таким причинам. Но со времён экономического спада, число людей, совершивших суицид из-за своей неудавшейся карьеры, каждый год неуклонно возрастало. Если классифицировать этих самоубийц по состоянию их занятости, обнаружится, что большинство из них на самом деле были безработными. Кроме того, если рассматривать их относительно возраста, можно заметить, что количество самоубийц младше двадцати гораздо меньше, чем в других возрастных группах. Недавно, после освещённых в СМИ случаев самоубийств школьников, у людей сложилось впечатление, что большинство суицидов совершаются среди молодёжи. На самом же деле, в большей степени это были так называемые “взрослые”.

Как и эти две женщины перед Изаей. Обеим было около двадцати пяти – двадцати шести лет.

Изая организовывал встречи с самоубийцами уже более двадцати раз. В ходе таких встреч он заметил, что большинство из этих людей не имеют ничего общего друг с другом. Их отношение к смерти могло кардинально различаться. Например, были такие, которые всё воспринимали с улыбкой. А некоторые из них, даже при сильном желании умереть, всё же оставляли видео-послание, перед тем как исчезнуть.

Однако, ни один человек из тех, с кем встречался Изая, в итоге не покончил жизнь самоубийством на самом деле. Это заставляло его чувствовать себя скорее разочарованным.

В новостях нередко освещали инциденты массовых самоубийств, происходящие в последнее время, при которых люди, познакомившись друг с другом на интернет-сайтах, договаривались о совместном суициде. Средства массовой информации, однако, не особо распространялись об одиночных случаях самоубийств, которых за последние несколько лет было свыше тридцати тысяч.

О чём они думали, когда решили умереть? На самом ли деле не было другого пути? Или, может, они хотели умереть ради кого-то? Когда люди решались на это, какой глубины отчаяние они хранили в своих сердцах?

Орихара Изая больше всего на свете любил людей, поэтому очень сильно хотел узнать ответы на эти вопросы.

Но он встречался с ними не для того, чтобы отговорить от самоубийства. Причиной, почему эти люди не кончали с собой, являлось то, что желание умереть не стояло у них на первом месте, и на встречу они приходили лишь для забавы. А когда доходило до дела, пасовали.

Истинный характер Изаи медленно проявлялся в его спокойном облике.

Выслушав их причины для самоубийства, Изая, наконец, подал голос, и беззаботно задал другой вопрос:

- Так, что вы будете делать после смерти?

Услышав этот неожиданный вопрос, две женщины замерли и тупо уставились на Изаю.

- М-м… вы имеете ввиду попав на небо?

«Она решила покончить с собой, но всё ещё хочет попасть на небеса? Насколько же она дерзкая? Но, конечно, именно такие вещи делают людей ещё более интересными».

- Разве Накура-сан верит в загробную жизнь? – спросила у Изаи другая женщина.

Накура – поддельный псевдоним Изаи, случайно им придуманный. В ответ на их вопрос, Изая только улыбнулся и покачал головой, а затем задал свой:

- Значит, вы двое в неё верите?

- Я верю. Но вместо загробного мира, думаю, люди становятся блуждающими по этой земле духами…

- А я нет. Смерть – это пространство небытия, просто кусок темноты… но это лучше, чем моя нынешняя жизнь.

Услышав их ответы, Изая пришёл к таким умозаключениям:

«Ой, какое разочарование. Это действительно очень разочаровывает. Пустая трата времени. Они всего лишь на уровне стандартной средней школы. Атеисты в последний раз были гораздо интересней. Эти же двое заботятся только о себе».

Изая сделал вывод, что эти две женщины несерьёзно относились к смерти. Или, возможно, они представляли её по-своему.

Он прищурился и насмешливо улыбнулся.

- Это плохо. Как могут люди, желающие умереть, думать о жизни после смерти?

- А?..

Две женщины были совершенно сбиты с толку, смотря на него как на нечто нелогичное. Изая же продолжал:

- Думать о загробной жизни – право только для живых. Хотя если вы бесконечно об этом размышляли и тщательно всё изучили, то мне нечего сказать. Будучи брошенными в бездну отчаяния, продав свои сбережения ломбардам… люди, попавшие в безвыходные ситуации под воздействием внешних факторов, только тогда они имеют право на это.

Продолжая улыбаться, Изая шутливо сказал:

- Вы же сами создали себе проблемы, так? Вы решили идти по пути безнадёжности, но всё ещё надеетесь на загробную жизнь. Не думаю, что это хорошая идея.

Две женщины кое-что заметили. Всё это время, только они рассказывали о своих мотивах к самоубийству. Человек перед ними ни разу не упоминал о себе.

- Хм… а Накура-сан… хочет умереть?..

В ответ на этот прямой и несдержанный вопрос, Изая спокойно ответил:

- Нет.

В этот момент, единственным звуком, слышимым в этой комнате, были шаги посетителей других кабин. Немного спустя, одна из женщин, казалось, очнулась и закричала:

- Это подло! Как вы могли нам врать?

- Думаю… вы зашли слишком далеко!

В ответ на эту женскую истерику, кто-нибудь другой уже начал бы огрызаться. Изая же оставался невозмутим.

- Ах, это так и закончится…

Изая много раз уже видел подобную ситуацию. И все люди реагировали на это по-разному. Одни и глазом не моргнули; другие теряли дар речи. Но он ещё не видел никого, кто бы остался совершенно спокоен. Если бы кто-нибудь отреагировал спокойным “О, понятно”, ему, вероятно не нужен был бы компаньон для смерти. Но Изая не видел всего, что могло предложить человечество, поэтому он чувствовал, что всё это не может базировать его суждения о психологии. Он не был в этом уверен, но всё же продолжал так думать. Если бы существовали такие люди, которые остались бы спокойными в такой ситуации, и это было бы не для забавы, то, скорей всего, они просто втайне надеялись бы, что их отговорят от самоубийства или помешают им это сделать. А возможно даже, они были бы “такими как он”.

- Дрянь! Останови этого ублюдка! Да кем ты себя возомнил? Ты зашёл слишком далеко!

- А? Почему?

Выражение лица Изаи словно говорило: “Понятия не имею о чём вы”. Обведя двух женщин невинным взглядом, он закрыл глаза…

Прошла секунда, и когда Изая вновь их открыл, весёлое выражение его лица исчезло напрочь, а сменила его совершенно иного вида улыбка.

- А?..

Увидев его лицо, та женщина, которая верила в жизнь после смерти, издала звук, очень похожий на крик.

Улыбка действительно задержалась на лице Изаи. Вот только она была не такой, как прежде. Только увидев это выражение, две женщины поняли смысл фразы “улыбка бывает разной”.

Несмотря на то, что Изая действительно улыбался, его лицо было жёстким, словно маска, а от улыбки веяло холодом. Именно потому, что это была улыбка, люди, увидев её, испытывали невыразимый ужас.

Изначально, две женщины хотели обрушить на Изаю бесчисленное множество колких слов, но сейчас они словно онемели, не в силах произнести ни звука. Будто перед ними стоял не человек.

Изая, сохраняя на лице эту ужасную улыбку, задал тот же вопрос:

- Что? Что вы имеете в виду? Я зашёл слишком далеко? Не понимаю.

- Это потому…

- Ты…

Женщин прервал уверенный ответ Изаи:

- Разве вы не хотели умереть? Так какая разница, что я вам говорю? Даже если вам лгали и хамили… так или иначе, вы всё равно скоро исчезнете. Если вы так мучаетесь из-за моей лжи, так почему бы вам буквально не прикусить свои языки? Знаете ли вы, что сделав это с намерением суицида, вы не умрёте от потери крови, но мгновенный шок заставит остальную часть языка пережать трахею и это приведёт к удушью. Таким образом, не будет больше ничего, что бы вы сочли неприятным. Вы больше не будете существовать. Это очень просто, а вы ещё говорите, что я зашёл слишком далеко. Думаю, это вы зашли слишком далеко.

- Я это понимаю, но…

- Ты ничего не понимаешь.

На этот раз Изая разговаривал с женщиной, которая говорила, что смерть – пространство небытия, в ещё более сильном тоне и… с той же улыбкой на лице.

- Ты – именно та, кто не понимает. Ты не понимаешь ничего вообще. Ты только что говорила, что смерть – это большой кусок из ничего, верно? Но это не так. Думаю, ты хотела сказать, что у вас не будет больше никаких забот. Но фактически, смерть – это исчезновение. Однако ваши проблемы не исчезнут, только само ваше существование.

Женщины не отвечали. Их поразила улыбка Изаи. Она становилась всё более отвратительной, и двум слушавшим женщинам казалось, что едва ли эта улыбка похожа на человеческую.

- Ситуацию, когда ничего нет, нельзя назвать “ничем”. Но и противоположным “чем-то” тоже. Ничто, о котором ты говоришь, не такое, где действительно есть одна лишь вечная темнота. Это понятие основано на “существовании темноты”, так как оно может быть ничем? Если вы хотите избавиться от своих печалей, умирая, необходимо точно знать, что вы сбежите от своих проблем. Разве это не так? Так что, как я и сказал, вы не знаете, о чём думаете, и о том, что ничего не знаете. Поэтому вы даже не можете представить себе нечто подобное. Ваш способ мышления не отличается от большинства людей. Такие мнения находятся на уровне учеников младшей школы, которые не верят в жизнь после смерти, не могут её понять, поэтому беспокоятся и боятся её, так ведь?

На самом деле, две женщины видели множество лазеек для опровержения теории Изаи. Но они думали, что даже если бы они возразили, всё равно не смогли бы общаться с человеком перед ними с помощью одних лишь пустых слов. Такие мысли были вызваны не сомнением, а страхом.

- Но… это… это ведь только твоё мнение?

Женщина собрала всё своё мужество, чтобы выдавить эти слова. Её голос слегка задрожал, когда она взглянула на улыбку Изаи.

- Верно. Я понятия об этом не имею. Я просто сам для себя решил, что не верю в загробную жизнь. Но было бы хорошо, если бы что-то было. Хотя я могу только предполагать.

Ха-ха. Изая выпустил два слога холодного сухого смеха, и продолжил свежим голосом:

- Но у вас всё по-другому. Вы сомневаетесь в загробной жизни, но всё ещё хотите умереть. Не говорите мне, что ваша религия учит суициду, и даже поощряет убийство самого себя из-за проблем в отношениях или неспособности найти работу. Если это так, то мне нечего сказать. Я даже думаю, что вы удивительны. Если же нет – просто заткнитесь.

Наконец, словно ожидая их согласия, Изая склонил голову и медленно вынес своё заключение:

- Если вы только случайные верующие в загробную жизнь, не надо её обсуждать, хорошо? Это – оскорбление потусторонней жизни. Но ещё больше вы оскорбляете людей, которые не хотят умирать, но вынуждены в силу обстоятельств.

Прошло несколько секунд. Хотя это был маленький отрезок времени, двум женщинам казалось, что прошла целая вечность.

За это короткое время Изая снова закрыл глаза. Когда же он опять их открыл, его улыбка вновь стала нежной и расслабляющей.

Воздух вокруг них, казалось, снова пришёл в движение, но две женщины не смели сдвинуться ни на дюйм. А Изая начал говорить вещи, абсолютно отличающиеся от недавнего разговора.

- А, ха-ха-ха, когда я спрашивал о том, что вы собираетесь делать после смерти… на самом деле, я говорил о деньгах!

- А?..

- Я ненавижу бедность. Поэтому, могу ли я попросить вас взять столько денег, сколько сможете, принести мне, а затем умереть? Просто возится со страховкой действительно хлопотно, да и наверно не прокатит, так что лучше всего взять кредит. Следовательно, когда вы умрёте, деньги, которые вы позаимствовали, по крайней мере, не пропадут даром. Если же я к тому же продам ваши тела, смогу заработать хорошую сумму. Кроме того, у меня есть кое-какие связи, которые специализируются на таких вещах.

Нынешняя, действительно человеческая улыбка Изаи абсолютно отличалась от злонамеренной усмешки до этого. А его слова оставались лояльны к людским желаниям.

Женщины хотели что-то сказать, но Изая был громче:

- Позвольте мне проверить вас. Вопрос первый. Почему я сижу ближе всего к двери?

Две женщины заметили, что Изая сидел таким образом, словно сознательно блокировал дверь. Это открытие заставило их испытать страх, совершенно отличающийся от того, что был ранее. Если до этого улыбка Изаи напоминала улыбку дьявола, то сейчас, казалось, она была скоплением злого умысла всего человечества.

- Вопрос второй. Для чего эти передвижные чемоданы под столом?

Только после замечания Изаи, женщины заметили два больших чемодана под столом, размещённые напротив их мест, и используемые для перевозки багажа на каникулы.

- Первая подсказка. Чемоданы пусты.

Услышав это, женщины одновременно почувствовали всё возрастающую тревогу. Хоть сегодня они первый раз встретились, обе чувствовали одно и то же по отношению к Изае.

- Вторая подсказка. Эти два чемодана соответствуют размеру ваших тел.

Тошнотворное ощущение, развившееся из отвращения перед этим человеком, пронзило их. Тем не менее, было что-то ещё, что заставило мир перед ними начать вращаться.

- ?! Что… это…

Когда они поняли, в какую неблагоприятную ситуацию попали, было уже слишком поздно, и у них едва ли хватало сил встать на ноги.

- Вопрос третий. Если бы вы одновременно на меня набросились, то смогли бы победить. Так почему вы не можете это сделать? Подсказка. Ваши напитки принесли заранее, и именно я их вам вручил.

Мир не переставал вращаться. Голос Изаи проплывал мимо в их размытом сознании. Этот нежный голос походил на колыбельную, засасывая двух женщин в темноту.

- Это любовь! В вас нет ни капли любви к смерти. Ведь вы должны принимать смерть с любовью. И у вас слишком мало уважения к небытию. Если это так, как я могу с готовностью умереть с вами?

Собрав последние силы, одна из женщин ядовито взглянула на Изаю.

- Я никогда… не прощу тебя! Я… убью тебя!..

Услышав это, Изая нежно погладил её по щеке.

- Отлично. Если у тебя всё ещё остались силы для ненависти, то ты можешь жить. Я удивлён. Я спас твою жизнь. Ты должна благодарить меня, ведь так?

Убедившись, что женщина потеряла сознание, Изая погладил её по голове и ненадолго задумался.

- Ах, но я не люблю, когда люди меня ненавидят. Думаю, я просто тебя убью.


♂♀


День уже подошёл к своему концу, и настала полночь. В углу Парка Южного Икебукуро виднелась пара вертикальных человеческих силуэтов. Одним из них был Орихара Изая, а другой – абсолютно чёрная тень.

[Так, я должна положить их на скамейку в парке и всё?]

Держа в руках продвинутое электронное устройство, Селти впечатала туда эти слова и задержала его перед лицом Изаи. Тот усмехнулся и ответил коротким весёлым “да”.

Стоя перед чернильно-чёрной тенью, Изая весело рассмеялся, пересчитывая пачку денег.

- На самом деле, я хотел перетащить их в какую-нибудь ссудно-кредитную компанию, но, если честно, мне это надоело.

[Рассказывай это кому-нибудь другому.]

Работа Селти, на этот раз, состояла в том, чтобы перевезти двух человек. Когда она, надев шлем, вошла в караоке-бар, персонал молча провёл её в кабину Изаи. Зайдя в купе, она увидела Изаю, пытавшегося запихнуть двух бессознательных женщин в чемоданы. Когда она собиралась спросить, что здесь происходит, Изая только улыбнулся и попросил помочь ему.

В конце концов, Селти помогла ему перевезти их в парк, всё ещё ничего не понимая.

- Я устал от этого. И это не работа, а всего лишь хобби. Ах да, спасибо за сегодня. Люди, которые обычно мне с этим помогают, были все заняты. Я бы отправил женщин домой, как обычно, но, думаю, твой мотоцикл и так уже на пределе после поездки в парк.

Людей, которые помогали в таких делах, вероятно, нельзя было назвать приличными. Хотя помогавшую ему Селти можно было считать одной из них, но она уже более ли менее к этому привыкла.

Такая быстрая работа, не была особенно неприятной, но ей всё это жутко не нравилось.

[Это не привлечёт внимание полиции? Не втягивай меня в это.]

- Не волнуйся. Я же не просил тебя перевозить трупы. Я только попросил перевезти двух пьяных женщин на скамейку в парке.

[Для этого не нужны чемоданы.]

Изае не удалось обнаружить в этом сарказма, и он только многозначительно смотрел на её шлем. Затем, он внезапно спросил:

- Скажи, курьер, ты веришь в жизнь после смерти?

[С чего это такой неожиданный вопрос?]

- Не важно. Воспринимай это как часть своей работы и просто ответь мне.

[Узнаешь, когда умрёшь.]

Очень спокойно Селти напечатала этот ответ на своём КПК, после чего набрала свой вопрос и показала Изае:

[Что на счёт тебя?]

- На самом деле, я не верю в загробную жизнь. Честно говоря, я очень боюсь смерти, и хочу прожить немного дольше.

[Ты – тот, кто накачивает женщин наркотиками и зарабатывает на жизнь продажей информации, всё ещё хочешь долго жить?]

Прочитав этот спонтанный вопрос, Изая застенчиво засмеялся. Глядя на его выражение лица, сложно было предположить, что этот человек полностью погряз в преступном мире.

- Просто если я умру, то исчезну. Так что если я не воспользуюсь своей жизнью для того, чтобы сделать всё, что хотел, не буду ли я об этом сожалеть?

Селти добавила ещё одну строку – “отвратительный ублюдок”, и удалила её до того, как Изая увидит.

Орихара Изая - обычный человек.

Даже будучи преступником, он не был слишком жестоким; при этом, он не был совершенно бездушным; и даже близко не походил на того, кто смог бы убить, не моргнув глазом.

Все смертные желания нормальных людей - у него они тоже были. Сомнительные поступки, совершающиеся людьми в порыве чувств - он тоже их делал. Так же как и обычные люди. Изая не был каким-то экстраординарным тайным преступным лидером, он просто чрезмерно увлекался собственными интересами. А поскольку его “интерес” становился всё сильнее и сильнее, ему удавалось узнавать много чего интересного в своих изысканиях, и в итоге он стал таким человеком, который зарабатывал на продаже этой информации преступным организациям и полиции.

Имя Изаи было достаточно известно во многих кругах, и он знал об этом. Однако вслух о нём обычно не говорили.

Его имя происходит из сочетания имени библейского пророка Исайи и японского “тот, кто смотрит на толпу”. Однако его путь по жизни сильно отличался от библейского. Возможно, именно это противоречие позволило Изае быть более квалифицированным в различных ситуациях, чем обычные люди. И именно это привело к такому образу жизни. Он ценил жизнь так же, как и любой нормальный человек. Изая знал свой собственный предел, и избегал риска без необходимости. Вероятно, это его отношение и позволяло ему всё глубже погружаться в собственные интересы. Изае даже удалось избежать гнева преступного общества, и таким образом уберечься от “исчезновения”.

После отъезда Селти, Изая вдохнул несвежий воздух Икебукуро, который, казалось, держался уже несколько недель, и решил уйти.

Что делало двух женщин, с которыми он встретился, похожими? Как они были одеты? Они симпатичные или уродины? Был ли модным их макияж, или же он был в беспорядке? Как звучали их голоса? Почему они хотели умереть? И даже вопрос, было ли у них намерение умереть, - всё это отошло на задний план.

Орихара Изая – атеист. Он не верил ни в духов, ни в загробную жизнь. Именно поэтому он так отчаянно хотел понять людей, и это же являлось причиной легко возникающего интереса к Изае, а также его желанию растоптать их, как он это и сделал.

Что же касается людей, не нуждающихся в понимании, они его абсолютно не интересовали.

Изая отошёл всего лишь приблизительно на каких-то десять метров, но уже совсем забыл имена двух женщин, хотевших покончить с жизнью.

Он был информатором, а ненужная информация будет только стоять на его пути.

Сейчас, он больше всего интересовался двумя вещами.

Первая – истинная личность курьера, всегда носившего шлем и ни разу не произнёсшего ни единого звука. Именно существование лица, бесшумно разъезжавшего на мотоцикле и владевшего чёрной, как у самой Смерти, косой.

И вторая – группа людей, бродивших по Икебукуро и называемых “Долларами”.

- Я так волнуюсь! Так волнуюсь! Так волнуюсь! Даже притом, что я – информатор, есть ещё очень много чего в этом городе, о чём я не знаю. И они всё продолжают и продолжают появляться и исчезать. Именно поэтому я не могу покинуть город, в котором собирается столько людей. ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ! Я люблю людей! Я люблю вас всех! И именно поэтому вы все должны полюбить меня.

Провозгласив всё это, Изая сунул руку в нагрудный карман и вытащил свой КПК.

Включив его, он зашёл на свой почтовый ящик. Его взгляд упал на информацию об одном человеке.

Данные показывали, что имя этого субъекта состояло из довольно впечатляющих символов.

Оно читалось как “Рюгаминэ Микадо”, и это имя принадлежало юноше, которого он сегодня встретил.